«Мы даже давали страховку»
пятница, 1 августа, 2014 - 15:13

Почему в Кашпировском и его последователях были заинтересованы власти? Как они в 90-е заменили партсобрания? Самый известный рязанец, сделавший свою карьеру в качестве «целителя», анализирует массовое увлечение «экстрасенсами» в постперестроечный период и рассказывает о своей деятельности с маркетинговой точки зрения.

Люди, которых прозвали «экстрасенсами» стали такими же символами 90-х, как бандиты и ваучеры. В Рязани в те годы наибольшую известность получил молодой человек, который называл себя провидец Валерий. Рекламную кампанию Валерия по масштабам превзошел мало кто даже из коммерческих брендов. Казалось, утюг включишь – появится афиша провидца. По прошествии лет, до сих пор живущий в Рязани Валерий Розанов, согласился поговорить о своей деятельности с маркетинговой точки зрения и попытаться рассказать – что это, вообще, было.

Кашпировский и все-все-все

Vidsboku. Давай припомним, в какие годы ты был особенно известен, сколько тебе было лет?

Валерий. Это начало 90-х. Мне было на тот момент около тридцати.

Vidsboku. Ты родом из Рязани?

Валерий. Да.

Vidsboku. Чем ты занимался до того, как начал выступать в качестве целителя?

Валерий. Учился, служил в армии, занимался комсомольской деятельностью.

Vidsboku. Где, в школе? В армии?

Валерий. Везде. И секретарём был, не первым. В райкоме.

Vidsboku. Какое у тебя образование?

Валерий. Психологическое.

Vidsboku. А что конкретно закончил?

Валерий. Институт повышения квалификации и переподготовки руководящих работников.

Vidsboku. Но если это называлось «повышение квалификации», то значит, какая-то квалификация у тебя должна была быть.

Валерий. Да.

Vidsboku. Какая?

Валерий. Об этом лучше не будем говорить.

Vidsboku. Ну ладно. Как пришел к своей деятельности?

Валерий. Как-то само собой получилось. Пришёл вследствие того, что это стало возможно. До этого я практиковал частную практику, появился Кашпировский, который делал подобные вещи, и тоже появилось желание.

Vidsboku. То есть он стал примером?

Валерий. Да. Нас в стране было, может быть, человек десять примерно, кто занимался тем же самым. Мы все друг друга знали, потому что площадки для выступлений одни и те же были. Чтобы не пересекаться, мы согласовали графики, потому что смысла нет ехать, если передо мной был Кашпировский.

Вместо партсобраний

Vidsboku. А какие-то другие договорённости были? Что вы ещё помимо маршрутов согласовывали друг с другом? Содержание своих выступлений, например?

Валерий. Нет, такого не было. Зато были двойники, которые воровали сценарий. Ездили под меня в некоторых городах. То есть приезжаем и обнаруживаем, что я уже там был, только это не я.

Vidsboku. Кто разрабатывал сценарии выступлений и рекламную кампанию? Ты сам?

Валерий. У меня сложился какой-то коллектив. Кроме того, я посещал и других, скажем, своих конкурентов, тех, кто мне нравился в своей деятельности, что-то перенимал у них.

Vidsboku. А как вы сами себя называли? Как бы ты назвал себя, Кашпировского и других коллег и конкурентов? Экстрасенсы, целители?

Валерий. Ну скорее народные психотерапевты.

Vidsboku. А почему тогда не использовали такой термин? Тогда вы представлялись «экстрасенсами» в основном, да?

Валерий. По-разному. Экстрасенсы всё равно отталкивающее слово, его даже на афишах не было. В основном слово «целители» употреблялось. Целитель или проповедник с даром исцеления, это следующий вариант.

Vidsboku. Как ты считаешь, насколько сыграл роль идеологический вакуум того времени: советская идеология рухнула, церковь ещё в свои права не вступила, может быть, в связи с этим такая востребованность на тот момент возникла?

Валерий. Да, во многом в связи с этим, народ не знал, куда деваться. На тот момент, когда развалилась вся идеологическая составляющая, в какой-то мере я и мне подобные для старших поколений заменяли бывшие партсобрания. То есть, был социальный заказ.

Vidsboku. Снизу?

Валерий. Сверху. Например, неслучайно все проповедники из разных сект одновременно понаехали.

Vidsboku. А что тебе об этом известно?

Валерий. Мне известно многое, но говорить об этом лучше не буду.

Vidsboku. Жаль. А у тебя какие-то отношения с властями складывались?

Валерий. Власти нас поддерживали. Мы все старались выезжать в те регионы, где была какая-то социальная напряжённость. То есть наибольшая востребованность была в больших городах, где закрывались производства. Я много работал в северо-западных регионах, где закрывались обрабатывающие предприятия, химические комбинаты, целые города оказывались практически без работы.

Vidsboku. Как это взаимодействие строилось организационно? Что, звонят из мэрии, горисполкома и говорят: «Давайте к нам, у нас завод закрылся»? Как это происходило?

Валерий. Нет, но в то время все еще ни одно выступление без санкции местной власти не могло пройти, любой директор ДК не мог нас пустить просто так, он согласовывал.

Vidsboku. А противодействие было? Где-то какая-то власть говорила «шарлатаны, сектанты»?

Валерий. В некоторых городах бывало, в тех, где до нас уже были те люди, которые использовали шарлатанский подход.

Vidsboku. А чем, на твой взгляд, в этом деле шарлатаны отличаются от нешарлатанов?

Валерий. Всё очень просто. Если в принципе собрать на рекламу, на хорошую рекламу, народу всегда что угодно можно пообещать, но если реклама не соответствует ожиданиям, то в этом и заключается шарлатанство. Скажем, реклама какого-то спектакля – пишут, что приехали хорошие артисты, увидите хорошую актёрскую игру, хороший спектакль, а люди приходят и видят – ничего нет на сцене, ни актёров, ни декораций – они, естественно, уходят разочарованными и уже на это никогда не пойдут. Те, кто жили одним днём, они просто приехали, собрали деньги, уехали. Они в города больше не возвращались, на них бы уже никто не пошёл.

Камни проходили хорошо

Vidsboku. А чем ещё, кроме массовых встреч, вы занимались? Индивидуальные приёмы вели?

Валерий. Да, индивидуальные приёмы, тренинги по психологии в основном для тех, кто имел какое-то отношение к рекламе или здравоохранению. Тренинги по НЛП. В тот момент специалистов не было.

Vidsboku. И сам термин особенно не использовался, кажется.

Валерий. Могу сказать, что на тот момент, в 90-е годы, об этом знали даже больше, чем сейчас, как ни странно. Потому что сейчас даже, когда я говорю с выпускниками психологического факультета, и произношу это слово, они спрашивают, что это такое. Раньше они хоть примерно слышали.

Vidsboku. Кажется, какое-то время назад, недавно совсем, был всплеск интереса к НЛП, многие люди ходили на какие-то курсы и т.п. Такой безобидный способ посходить с ума в свободное время, со стороны казалось, если честно.

Валерий. Это больше профанация, на самом деле. Очень мало нормальных преподавателей, я практически не знаю хороших, лично я почти не сталкивался, только с западными.

Vidsboku. А то, чем ты занимался, называя себя целителем, как ты можешь описать просто и понятно любому другому человеку? В чём, собственно, суть дела? Что ты делал, какую услугу ты предоставлял людям?

Валерий. Снятие фобий, то есть испугов, страхов. Если говорить языком НЛП, то в какой-то степени примеры каких-то неудачных жизненных моделей человека или внушений, которые в народной традиции называются сглаз, порча. В психологии у них другое название. И какие-то соматические заболевания тоже лечатся.

Vidsboku. То есть это просто психотерапия, скажем так, адаптированная под увлекательную для человека терминологию? Если он больше заточен на народные методы, ты говоришь про «сглаз». Если человек образован, ты употребляешь слово «фобия». Так?

Валерий. На самом деле, всё описано уже в народных методах, как раз отталкиваясь от народных методов, придумали другую терминологию. Народными методами это всё и лечилось, только, допустим, бабушка не знала, что то, что она делает, называется НЛП.

Vidsboku. Избавление от фобий?

Валерий. Да. Или гипноз называется.

Vidsboku. Главная претензия к вам, которую я слышал и не могу не разделить, такая. На какие-то проблемы со здоровьем, самочувствием, вызванные именно психосоматическими причинами, наверное, при определённых способностях человека можно таким образом воздействовать. Но когда лечат рак такими способами, это однозначно шарлатанство и вытягивание денег из людей, попавших в беду и хватающихся за любую соломинку. Ты что по этому поводу думаешь?

Валерий. Рак и другие неизлечимые болезни никогда не брался лечить. Это уже вопрос порядочности и квалификации того, кто занимается целительством. Помимо всего он должен знать вещи, за которые может браться. Безусловно, этого нельзя делать, хотя я видел людей, которые излечивались от рака, допустим, у меня такие случаи были. Но всегда тем людям, которые приходили, мы эти вещи объясняли, говорили, в каких случаях нельзя отказываться от врачебной помощи, даже независимо от того, что у очень многих, процентов у 90 из тех, кто приходил, боль проходила. То есть, снять боль в любой локализации для специалиста, который владеет определёнными методами, в принципе, не проблема. Но человек не должен заблуждаться, что от того, что у него ушла боль, пройдёт само заболевание. Поэтому всегда в один город мы приезжали не один раз, могли отслеживать их динамику – тех людей, они снова же приходили, и мы рекомендовали, скажем: «У вас прошло, вы чувствуете себя здоровым, но на всякий случай сходите сделайте УЗИ», если у него были камни в почках. То есть всё равно контроль должен быть.

Vidsboku. Камни в почках? Ты вот сейчас серьезно?

Валерий. Камни, кстати, проходили очень хорошо.

Vidsboku. Ну как это может быть, как? Без какого-то оперативного вмешательства.

Валерий. Они появляются без вмешательства и, соответственно, если меняется физиология, попросту по-другому работают железы внутренней секреции, соответственно, больше выделяется желудочного сока или поджелудочная железа начинает лучше работать, соответственно, всё нормализуется. Мы даже делали страховку на тот момент, «Приомед» что ли, была какая-то страховая компания. Конечно, это не ОСАГО с доставкой в Москве, тем не менее мы всем приходящим на сеансы выдавали страховку на три месяца от несчастного случая и от каких-то заболеваний.

Vidsboku. То есть прямо вот страховку, выданную страховой компанией?

Валерий. Да. Мы оплачивали. Это стоило какие-то копейки – нестандартное страхование, то есть можно страховать всё, что угодно, там десять процентов от суммы, по-моему, мы страховали что-то на тысячу, нормальные деньги были. Платили за каждого человека какие-то копейки, условно говоря, может быть, рубль. Очень эффективный был ход. Он позволял экономить больше на рекламе. Мы писали, что мы не просто берёмся излечить человека или решить какие-то его проблемы, но мы ещё даём официальную страховку. Мы это делали, наверное, где-то около года. Потом перестали, потому что очень долго выписывать – нужны паспортные данные. Встреча уже закончилась, ещё часа три девочки сидели выписывали страховки. Очередь из ста, из двухсот человек, очень тяжело.

Сила образа

Vidsboku. Вот ты сейчас пьешь кофе, говоришь понятные в целом вещи. А тем не менее для того, чтобы заниматься целительством, народной психотерапией, как-ты говоришь, нужно было выступать в каких-то достаточно мистических образах, косить, условно говоря, под буддийского монаха. Это для чего? Почему ты не выходил в обычной одежде, и не представлялся: «Я – Валерий, специалист по…»

Валерий. Это зависит от того, как себя позиционируешь.

Vidsboku. Ну да, а почему позиционировать себя нужно именно так, экзотически?

Валерий. Если я опирался, допустим, на какие-то русские традиции, я старался соответствовать этому образу. То есть в глазах человека не должна разрушаться легенда. Те стереотипы, которые воспитаны на сказках, они всё равно уже отложены. Если я выхожу в костюме и говорю: «Я приехал из какой-то деревни», то потребуется больше усилий.

Vidsboku. Ты, получается, откровенно лукавил? «Я приехал из деревни, я целитель»

Валерий. Нет, я не говорил, во-первых, что я приехал из деревни, хотя корни оттуда. Я говорил о том, что большую часть того, что я делаю, меня научила моя бабушка, которая была целительницей, и это так и было. В какой-то степени я, безусловно, говорил от неё. Я к этому не сразу пришёл, потому что какого-то актёрского образования не было. Просто с опытом уже, влияя на других, начинаешь понимать, что помимо всего любое массовое мероприятие должно быть поставленным. Чтобы это не выглядело хаотически.

Фото на память

Vidsboku. То есть актёрского образования у тебя не было. Но ты решил взять и заняться такой деятельностью, которая, понятное дело, у многих вызывает недоверие. Ты когда-нибудь это ощущал?

Валерий. Да, да, конечно.

Vidsboku. Какие были самые большие залы?

Валерий. Самые большие? Две тысячи.

Vidsboku. Ты выходишь к такой толпе людей и всегда есть риск, что кто-то сейчас выскочит и закричит «Шарлатан!» и кинет стул.

Валерий. Были всякие ситуации и такие тоже. Но в том и заключается способность целителя или психолога – в умении решать и такие ситуации тоже. То есть это нормально, более того надо понимать, что на наши встречи приходили люди как раз нездоровые, поэтому ждать от них спокойного поведения странно – это же не театр, они не на спектакль пришли. Приходили люди с какими-то бедами, много и психически нездоровых или просто находящихся в состоянии депрессии после каких-то бед или утрат. Они могли себя вести как угодно.

Vidsboku. А конкретные претензии случались? «Я пришёл, мне сказали, что поможет, но не помогло».

Валерий. Ну, во-первых, у нас всё было бесплатно. И я никому то, что не мог сделать, не обещал.

Vidsboku. А коммерческая составляющая как выглядела? На чем именно зарабатывали?

Валерий. Зарабатывали на том, что продавали мои фотографии на мероприятиях. Это основное.

Vidsboku. А сами билеты на встречи?

Валерий. Я застал только год, когда можно было делать платный входной билет. Потом уже это стало нельзя.

Vidsboku. Почему, как аргументировали?

Валерий. Защитой населения. После сеансов Кашпировского якобы очень много писем поступило в министерство здравоохранения о том, что кто-то не проснулся где-то в состоянии гипноза.

Гипнозу все подвержены

Vidsboku. А взаимоотношения с церковью? Она как-то реагировала тогда на вашу деятельность?

Валерий. Реагировала. В отношении меня особых выпадов не было, в отношении Кашпировского были. Я стоял на идеологии христианства, нигде не переходил им дорогу, ничего из того, что я говорил, вразрез с ними не шло. Меня это не затрагивало. Хотя в отношении православной церкви любое обращение к целителям нерукоположенным, коих тоже быть не может, это безусловно отход от каких-то церковных догматов. Хотя рациональные, разумные священники понимали, что в этом нет ничего такого.

Vidsboku. В те годы был ещё и такой важный институт как организованные преступные группировки, которые пытались взимать свою долю со всех, кто чем-либо занимался. Любой коммерцией, любой деятельностью, приносящей какие-то деньги. В Рязани ОПГ были особенно мощные. Вы с этим сталкивались? С вас они пытались получать дань?

Валерий. Пытались, но какой же я специалист по психологии, по гипнозу, если я не могу решить эту проблему. Значит, я не специалист.

Vidsboku. Ты платил или не платил?

Валерий. Нет.

Vidsboku. И что, там люди были гипнозу подвержены?

Валерий. Все подвержены гипнозу. Ко мне приходил человек, говорил: «Я был у всех гипнотизёров, никто не смог меня загипнотизировать, гипноза не существует. Вы все шарлатаны». Я говорил: «У вас на руке кольцо. Вы наверное женаты». Он: «Да». «А вы говорите, что такой вещи, как гипноз, просто не существует».

Готовность к выходу

Vidsboku. Сегодня ты занимаешься чем?

Валерий. Психологией.

Vidsboku. А конкретно?

Валерий. Конкретно сказать тяжело, потому что психология охватывает все сферы, я бы это назвал, наверное, лайф-программирование. Его ещё нет, но с ним я собираюсь выйти снова на сцену, уже с новой программой, более современной. То есть перепрограммирование жизни и решение практически любой ситуации, психологический ресурс. Потому что никакого другого ресурса сейчас ни в одном бизнесе не осталось.

Vidsboku. Зарабатываешь ты на чём? На консалтинге?

Валерий. Да.

Vidsboku. Кого, как консультируешь?

Валерий. Ну, приходят разные люди.

Vidsboku. Они приходят с какой потребностью? Что говорят: «Помогите мне…» что? Сделать что?

Валерий. Допустим, продвинуть свой бизнес. Найти какой-то рекламный ход. Или решить психологическую проблему личного характера. То, чем и должен заниматься психолог.

Vidsboku. То есть ты можешь сказать, что работаешь психологом?

Валерий. Не совсем. Те проблемы, которые я берусь решать, психологи решить не могут. Им недостаточно своей квалификации. И вообще психолог с большим опытом знает такие техники, которые в простых учебных заведениях не преподают.

Vidsboku. Ты говорил, что, в том числе, занимаешься организацией рекламных кампаний. Если я правильно понял.

Валерий. Рекламными кампаниями, нахождением каких-то нестандартных ходов.

Vidsboku. А выборами ты занимался? Избирательной кампанией кого-то конкретного?

Валерий. Выборами я занимался, но кого-то конкретного, в силу обязательств, я не хотел бы называть.

Vidsboku. Розанов – это настоящая фамилия?

Валерий. Псевдоним.

Vidsboku. А настоящая, если не секрет?

Валерий. Разорёнов. Заниматься целительством под настоящей фамилией нельзя, это влечёт удары, которые реально существуют. Назовём их «условно-энергетические». Разорёнов – это не то имя. Считается традицией, чтобы принять власть над чем-то, надо узнать имя. То есть даже имена богов – если читать мифологию, богов не просили, с них требовали, чтобы они выполняли какие-то вещи. Те, кто знали их имена. Имя – это, условно говоря, ключ.

Вопросы задавал Константин Смирнов

еще по теме

«Атрон» Рязань «Глобус» Рязань «Городские проекты» «Единая Россия» Рязань «Лучшие друзья» Рязань «М5 Молл» Рязань «Мещерская сторона» «Новая газета» Рязань «Сбербанк» Рязань «Северная компания» «Справедливая Россия» Рязань «Яблоко» Рязань Александр Чайка Александр Шерин Алексей Фролов Андрей Кашаев Андрей Красов Андрей Петруцкий Антон Воробьев Аркадий Фомин Арт-Лужайка Арт-лужайка Рязань Беженцы из Украины Валерий Рюмин Виталий Артемов Виталий Ларин Владимир Мимоглядов Водоканал Рязани Выборы в Рязанскую областную Думу Дашково-Песочня Дмитрий Гудков Заборье Игорь Кочетков Игорь Морозов Игорь Путин Игорь Трубицын Игорь Туровский Ирина Кусова КПРФ Рязань Канищево Касимов Константиново ЛДПР Рязань Лыбедский бульвар Людмила Кибальникова Министерство печати Рязанской области Минлесхоз Рязанской области Михаил Малахов Николай Булаев Николай Пилюгин Олег Булеков Олег Ковалев Олег Шишов Ольга Мишина Ольга Чуляева Петр Пыленок Подбелка Поджоги машин Пойма трех рек Политика Рязани Поляны РГУ им. Есенина РНПК Рязанская городская Дума Рязанский кремль Рязанский нефтезавод Рязанский район Рязанский цирк Рязань Сасово Северный обход Сергей Дудукин Сергей Ежов Сергей Сальников Сергей Филимонов Скопин Солотча Спас-Клепики ТРЦ «Премьер» Трасса М5 УМВД Рязанской области Федор Провоторов Шаукат Ахметов ЭРА