«Специально я время не выбирал»
воскресенье, 4 декабря, 2022 - 20:09

Бывший замглавы администрации Рязани Владимир Бурмистров, с которым связаны наиболее острые конфликты исполнительной власти с коммерческими структурами за многие годы, запустил в Рязани проект по сбору помощи беженцам с Донбасса. Vidsboku спросил его о совпадении этой активности с политическими изменениями в регионе, об отношениях с Игорем Грековым, о причинах увольнения, конфликте с Ново-Рязанской ТЭЦ, ситуации с общественным транспортом.

О выборе места и времени

– Вы вернулись в Рязань через полтора года после отставки с общественной инициативой по сбору гуманитарной помощи для беженцев с Донбасса. Это совпало со сменой губернатора и, соответственно, отставками и назначениями. Это связывают.

– Во-первых, в Рязань я постоянно приезжал, у меня здесь друзья, знакомые, со многими бывшими коллегами из администрации поддерживаю отношения. Директор фонда «Мамино сердце», вместе с которым мы собираем помощь, Мария Муравьева – мы с ней познакомились просто потому, что у нас в Рязани дети в один детский сад ходили. Мы поддерживаем общение и родился этот проект. Мое внутреннее убеждение — что мы должны поддерживать всеми силами людей, которые оказались в этой тяжёлой ситуации. Наша судьба теперь с ними неразрывно связана в ближайшее время, это точно. Когда ты делаешь что-то хорошее, ты видишь, что это востребовано и люди действительно в этом нуждаются, это приносит большое удовольствие. Поэтому я этим решил заняться. Опять же, это не основное место работы, а когда позволяет время и возможность.

Мы будем развивать направление и по формированию патриотического сознания у молодёжи. Это проведение на постоянной основе спортивных мероприятий, мастер-классов по боевым искусствам. 1-го октября мы приглашали чемпионку мира, тренера по боксу Светлану Андрееву, популярную в TikTok и узнаваемую для молодёжи. Она провела мастер-класс по боксу, такие мастер-классы формируют дух к победе. Мы будем проводить и дальше такие мероприятия для воспитанников спортивных школ, переселенцев и беженцев из освобождённых территорий.

У нас сейчас наступило время героев, и герои у нас сейчас — не те, кто уехал за границу и у кого денег больше, а те, кто остается здесь, занимается своим делом, и всегда готов постоять за себя, за родных и за страну.

Специально я время не выбирал. Я понимаю, что сейчас определённый ажиотаж, мне это только мешает заниматься общественной деятельностью. Такой цели, чтобы на какие-то должности пригласили, нет. Эта общественная деятельность идет в рамках государственной линии поддержки беженцев и людей на освобождённых территориях, патриотического воспитания. Поэтому я, конечно, готов к совместной работе с государственными органами.

– А сейчас, что, это все без госорганов всё делается?

– На сегодняшний день да, мы делаем это сами. Но у меня, на самом деле, много предложений для правительства, мы готовы действовать под их крылом и намного эффективнее сделать эту работу, вплоть до того, что можно пригласить членов правительства в попечительский совет для контроля, для обсуждения адресности помощи. Конечно, если это будет делаться под патронажем — это будет более масштабный, более эффективный сбор денег, средств для тех категорий граждан, которые я озвучил.

– А сейчас насколько масштабно по сравнению с другими инициативами? Не только же вы собираете, ОНФ собирает и другие.

– Я не смотрел их результат, но мы меньше чем за полмесяца собрали полторы тонны медикаментов, одежды, средств гигиены. Если переводить на деньги, то это порядка миллиона рублей. От спонсоров, от простых людей, которые пришли пожертвовали банку консервов, пачку макарон, зубную пасту. Всё это нужно, мы всё собираем, учитываем и распределяем. Начали мы с поддержки пунктов временного размещения на территории Рязанской области. Взяли два ПВР под своё крыло, порядка 50 человек в том числе детей от 2 до 16 лет. Мы предоставили им одежду, продукты, средства гигиены, лекарства, игрушки и другие необходимые вещи. Организовываем экскурсии, мастер-классы, это тоже важно. В конце октября отвезли гуманитарную помощь детскому дому-интернату и психоневрологическому гериатрическому центру в городе Алешки Херсонской области. Встречала нас там министр труда и социальной политики Херсонской области Алла Бархатнова.

15 декабря у нас запланировано проведение новогодней ёлки для 60 детей с освобожденных территорий.

О Грекове

– В Рязани до сих пор говорят о сохранившемся, якобы или не якобы, влиянии бывшего вице-губернатора Игоря Грекова. Поскольку вы пришли работать, когда он работал, и тоже приехали из Ростова, вас всегда с ним связывали и, соответственно, есть мнение, что и сегодняшняя ваша активность тоже как-то с ним связана. Это так или нет? В каких вы с ним сейчас отношениях?

– Что касается меня, на меня он никакого влияния не имеет. Мы с ним не поддерживаем никакого общения. Если вы понимаете, как устроены органы власти, то когда я работал замом мэра, надо мной ещё был мэр города, над мэром города— министры, зампреды. Я работал в структуре, и такого, чтобы Игорь Михайлович общался со мной напрямую — это редкий случай был. Когда только был мой узкий вопрос, в котором я разбирался лучше всех, тогда он мог меня приглашать, и мы общались на ту или иную тему. А в основном это общение проходило через главу города, министров, через зампредов, какие-то поручения спускались. То есть говорить, что я был его подручным — в корне неверно и неправильно. Хотя он ко мне всегда хорошо и уважительно относился. Так-то у него подручных — всё правительство было, которое он на работу принимал. Странно, что их не ассоциируют с ним.

Ну у вас же один и тот же город. Вы же из Ростова.

– Я уже более 10 лет на тот момент жил и работал в Москве. Если посмотрите мою биографию, то вы это увидите. Мы с Игорем Михайловичем до работы в Рязани не общались и я не был знаком ни с кем из так называемой «ростовской команды», которая с ним приехала и устроилась на работу в органы власти. Я пришел через полтора года после их появления в Рязани и отношения у нас сложились достаточно прохладные. По мне, они как были водителями и лакеями — так ими и остались. Он ушел, и они себе сразу новых покровителей нашли. А когда власть поменялась, их не видно и не слышно стало.

– Но на должность же он вас пригласил?

– Нет, это были другие люди. Им нужен был специалист по банкротству, из-за ситуации с автоколонной 1310, дело о банкротстве которой уже рассматривалось на тот момент в суде.

Я тогда работал в крупной московской компании и начал их факультативно консультировать. Общался по этому вопросу с Карабасовым (на тот момент и.о.главы администрации Рязани- прим.Vidsboku). В итоге задачи по недопущению остановки автоколонны и объединению с УРТ были выполнены. И примерно через полгода мне поступило предложение занять должность заместителя главы администрации, сначала — по городскому хозяйству, а потом мне добавили и полномочия первого зама.

Об отставке

– Но ваше увольнение не то чтобы совпало совсем уж календарно, но всё-таки произошло вскоре после его ухода. И, кстати, про его увольнение мы знаем, как оно произошло — благодаря его, скажем, не очень удачной медийной активности на известной пресс-конференции, а вот ваше увольнение чем было вызвано?

- На самом деле на тот момент я уже давно хотел уйти из-за большой нагрузки и непонятных перспектив, еще при Игоре Михайловиче, но меня не отпускали и аргументировали это тем, что надо найти замену. Ведь на мне было очень много таких острых вопросов, которые не все на себя готовы были взвалить и взять ответственность за решение: отказ в концессии с водоканалом, разногласия с «Ново-Рязанской ТЭЦ», ведение рабочих групп по дорогам и транспорту, это же были практически... ну, не военные действия, но за частую конфликт интересов между муниципалитетом и коммерческими структурами. После ухода Игоря Михайловича меня банально стали подставлять. Я понял, что мне такие поручения дают, которые невозможно выполнить. Например, сделать ремонт дорог в феврале-начале марта без средств, когда ещё снег лежит, и при таком температурном режиме, когда асфальтовые заводы просто не работают. И я уже ждать ничего не стал и сам написал заявление. В прямую мне уволиться никто не предлагал.

– Но это кто? Можете назвать? Беленецкий?

– Не хотел бы комментировать.

– Тогда об этих конфликтных вопросах. Это факт, вы действительно вступили в серьезное противостояние по ряду направлений: ТЭЦ, концессионеры водоканала, коммерческие перевозчики. Как вы оцениваете итог?

– Я когда занимал эту должность, я понимал, что моя задача — защищать интересы муниципалитета, муниципального имущества, граждан. И во всех конфликтах, будь то конфликт с концессионерами из «Альфа-групп», будь то ТЭЦ, будь то вопросы по дорогам и транспорту — во всех этих конфликтах я действовал в рамках специально созданных рабочих групп и в интересах жителей Рязани. Я единолично решений не принимал. Я собирал рабочие группы, состоящие из профильных специалистов, смежных специалистов, депутатов, общественников и все важные вопросы и их решения я выносил на рабочую группу. И мы уже коллегиально принимали решения и протокольно их закрепляли. Опять же, во всех случаях я исключительно преследовал, защищал интересы муниципалитета, города. И если кому-то из коммерсантов это было невыгодно, неинтересно, наверное, это и вызывало у каких-то сил такие реакции. Если бы эта работа продолжилась после моего увольнения, результат для города был бы более ощутимый.

– А сейчас что с этими рабочими группами? Правильно я понимаю — формально их никто не отменял, они просто прекратили своё существование по факту?

– Формально они существуют, но, скажем так, эффективность свою потеряли. Те, кто меня сменил на моем посту, этой работой не занимались.

О ТЭЦ и Караулове

– Спор с ТЭЦ после вашего ухода поутих, в суде было заключено некое соглашение, можно сказать, что все это закончилось ничем? Весь спор о трактовках соглашения по имуществу и тарифах между городом и Шестаковым.

– Я не отслеживаю сейчас. Когда занимал должность, на которой я по должностным обязанностям отвечал за эти объекты, муниципальную собственность, я вопросом занимался. И когда говорят, что ростовские хотели что-то забрать, у меня это вызывает смех, потому что даже если бы мы расторгли соглашения с ТЭЦ — имущество поступило бы не кому-то, а в муниципалитет.

– А их усилия по информационной войне как вы оцениваете? Караулов и прочее?

– Караулов если бы приехал ко мне домой, сюда, он бы увидел, как я живу, мою муниципальную квартиру, мою семью, он бы, наверное, понял, что у меня нет никаких миллиардов и ни о каких коррупционных вещах речи быть не может. Я был готов на самом деле все рассказать и показать ему. В нашем телефонном разговоре, который есть в интернете, я его приглашал лично приехать и все проверить. Но у него, судя по всему, цель была дискредитировать меня и органы власти в целом. Поэтому надеяться на честное и объективное журналистское расследование не приходилось.

– Вам это доставило какой-то существенный дискомфорт?

– Мне лично нет. Потому что я был уверен в своей правоте и понимал, что происходит. Но это влияло на общественное мнение.

О рязанском общественном транспорте

– Вы очень публично стали выносить на рассмотрение вопросы общественного транспорта. После вашего ухода рабочая группа фактически исчезла, вопросы как будто сняты. Как вы здесь оцениваете ситуацию?

– Когда я пришёл работать, автоколонна была в состоянии банкротства, судебные приставы каждый день останавливали автобусы и хотели их с молотка продавать, что означало полную остановку автобусного обслуживания населения в городе. Мы путём принятия ряда юридических и управленческих мер предприятие сохранили, не дали продавать эти автобусы и сделали единое объединённое предприятие (автобусы и троллейбусы). Хотя не секрет, что коммерческие перевозчики получили бы выгоду и стали бы монополистами, если бы получилось по-другому.

– В смысле, коммерческие перевозчики?

– Во-первых, политически было бы для администрации очень больно, когда бы муниципальные автобусы не вышли в один день, и люди не попали на работу. Во-вторых, перевозчики уже могли бы устанавливать цену проезда на нерегулируемом тарифе, как они хотели. Когда нет альтернативы, а альтернатива — это муниципальное предприятие по 23 рубля, то пожалуйста, ставь цену, какую ты хочешь. Люди же пешком не пойдут на работу. То есть мы сдержали рост платы за проезд в городе тогда и не допустили рост социальных волнений, не дали остановить предприятие. Все автобусы у нас как выходили на маршруты, так и выходили, и мы в этих тяжёлых рамках, с арестами на счетах, сделали объединение, получили на УРТ лицензию на автобусные перевозки, выплатили кредит за старые автобусы и даже взяли новые ПАЗики в лизинг. Огромная работа была проделана. Да, в ходе этой огромной работы были какие-то кадровые вопросы, которые потом обсуждали, но факт — не допустили неблагоприятных последствий, и даже когда я увольнялся, это предприятие, МУП УРТ объединённое, работало безубыточно. Сейчас, я думаю, это не так.

– А в целом, по вашему мнению, почему общественный транспорт у нас, даже в оценках городских властей, всегда на грани какой-то катастрофы. Люди ездят, исправно платят.

– До меня ещё маршрутная сеть города была устроена так, что муниципальные маршруты были задублированы коммерческими. Это была большая управленческая ошибка. То есть по муниципальному маршруту, по которому едет муниципальный автобус, также двигались маршрутки — коммерческие перевозчики. Естественно, коммерческому перевозчику проще содержать маршрутки, чем большие автобусы и троллейбусы с автобусным парком, с тысячным штатом людей, с белыми налогами и зарплатами. Люди естественно выбирали комфортную новенькую маршрутку, чем старый муниципальный автобус. Из-за этого происходил отток пассажиров от муниципальных к коммерческим перевозчикам. В результате убытки и плачевное состояние муниципального транспорта.

«Атрон» Рязань «Глобус» Рязань «Городские проекты» «Единая Россия» Рязань «Лучшие друзья» Рязань «М5 Молл» Рязань «Мещерская сторона» «Новая газета» Рязань «Сбербанк» Рязань «Северная компания» «Справедливая Россия» Рязань «Яблоко» Рязань Александр Чайка Александр Шерин Алексей Фролов Андрей Кашаев Андрей Красов Андрей Петруцкий Антон Воробьев Аркадий Фомин Арт-Лужайка Арт-лужайка Рязань Беженцы из Украины Валерий Рюмин Виктор Малюгин Виталий Артемов Виталий Ларин Владимир Мимоглядов Водоканал Рязани Выборы в Рязанской области Выборы в Рязанскую городскую Думу Выборы в Рязанскую областную Думу Дашково-Песочня Дмитрий Гудков Евгений Зызин Заборье Застройка Рязани Игорь Кочетков Игорь Морозов Игорь Путин Игорь Трубицын Игорь Туровский Игорь Яшин Ирина Кусова КПРФ Рязань Канищево Касимов Касимовская городская Дума Константиново ЛДПР Рязань Лыбедский бульвар Людмила Кибальникова Министерство печати Рязанской области Минлесхоз Рязанской области Михаил Малахов Михаил Пронин Мост через Оку Николай Булаев Николай Пилюгин Олег Булеков Олег Ковалев Олег Шишов Ольга Мишина Ольга Чуляева Петр Пыленок Подбелка Поджоги машин Пойма трех рек Политика Рязани Поляны РГУ им. Есенина РМПТС РНПК Рязанская городская Дума Рязанский кремль Рязанский нефтезавод Рязанский район Рязанский цирк Рязань Сасово Северный обход Семен Сазонов Сергей Дудукин Сергей Ежов Сергей Сальников Сергей Филимонов Скопин Солотча Спас-Клепики ТРЦ «Премьер» Трасса М5 УМВД Рязанской области Федор Провоторов Шаукат Ахметов ЭРА