Просто повод вернуться
понедельник, 17 сентября, 2012 - 17:24

Отказ Игоря Морозова от участия в выборах был настолько предсказуем, что его мало кто ожидал. «Это уж было бы совсем», - таков примерный комментарий опасений, что Морозов «сольется».

А ты не летчик...

«Совсем» это было бы на фоне и политической биографии Морозова, который в регионе знаменит частой сменой ориентиров, и политического значения первых губернаторских выборов с «фильтром».

Недовольная часть, обрадованная появлением Морозова, раскрывается, впрягается и... оказывается не у дел. Вместо благодарностей и даров, которые должны посыпаться от новой власти, – старый губернатор, мстительность которого хорошо известна.

Когда говорят о «подставе» раскрывшихся недовольных, речь идет, конечно, о людях, которые зависят от административного ресурса и демонстрировали лояльность действующей власти. То есть, из общего списка надо вычесть тех, кто и до того проявлял независимость или оппозиционность, например, Владимира Крымского или, спускаясь на местный уровень, скажем, главу Полян Надежду Изосимову.

Идем дальше. Многие из оставшихся, собственно, и прежде от власти ничего не получали. Ну, выдвигала их «Единая Россия» местными депутатами, а затем заставляла голосовать по указке без всякого «своего интереса». А теперь просто перестанет выдвигать. Таким образом, есть среди «кинутых» не только (а может быть, и не столько) люди, которым есть чего бояться, а те, кто рассчитывал на бонус и просто его не получит.

Бизнес агробарона Сергея Сальникова, оказавшего Морозову столь существенную поддержку, безусловно, от власти зависит, но во многом - от федеральной, а не губернаторской. Да и фрондировать он начал еще до появления Морозова, обвинив губернатора и «ЕР» в фальсификации праймериз.

А гражданам, которые действительно могут претерпеть по службе или бизнесу, вряд ли стоит обижаться на кого-то, кроме самих себя, ибо их политическое поведение мало чем отличалось от Морозовского.

Лишний пафос

Что же это было? Один человек порождает политическую сенсацию и подозрения едва ли не в смене Кремлем политической тактики. Выдвижение Морозова позволяло предположить, что от сплошной вертикализации решено перейти к более сложной схеме, когда в процесс формирования региональной власти будет допускаться определённая интрига и конкуренция. Например, вместо того, чтобы всеми силами вытаскивать непопулярного руководителя, позволить победить альтернативному, но системному персонажу. Тем самым, дав выпустить пар если не оппозиционной части всего электората, то недовольной части «элит».

В итоге эпохальный эксперимент сводится к «разводке» губернатора Ковалева. Первопроходец заявился, навербовал сторонников-перебежчиков, довел губернаторскую команду до истерики и получил серьезный карьерный рост, хотя и вернулся к началу пути – членом СФ Морозов уже был. Пресс-конференция с федеральными гостями не имела политического значения, а призвана лишь подстраховаться от «кидалова» со стороны теперь уже Ковалева. Публичность его обещания назначить Морозова сенатором заменила расписку, а пресса с Неверовым и Семигиным – нотариуса.

Биография будущего члена Совета Федерации, добившегося места при таких невиданных обстоятельствах, заслуживает рассмотрения. Вопрос «как ему это удается» после этого не получит ответа, а станет лишь еще интереснее.

Своя игра

В 2001 году чиновник недавно созданного полпредства президента в ЦФО Игорь Морозов становится членом Совфеда от Рязанской областной Думы. Ранее он работал в бизнесе, а еще ранее – в службе внешней разведки. К слову, выдвиженца власти назначила Дума, в которой тогда большинство было у коммунистов. Морозов, таким образом, стал одним из двух первых членов СФ по новому «путинскому» закону – вместо губернаторов и председателей заксобраний он теперь формируется из назначаемых ими лиц. Вторым представителем области (от коммунистического же губернатора Любимова) стал Михаил Одинцов, который вскоре приобрел репутацию одного из «серых кардиналов» рязанской политики и про личные связи которого с Владиславом Сурковым наблюдателям известно практически «из открытых источников».

В 2003 году «Единая Россия» выдвигает Морозова по районному округу в Госдуму. По Рязани идет лидер рязанской «ЕР» Николай Булаев. Оба проходят, вытесняя коммунистов.  Морозов – Вячеслава Оленьева, вступившего затем в «Родину», а затем в «Единую Россию». Булаев – Надежду Корнееву, ныне входящую в федеральное руководство «Патриотов России».

На этом «ровная» политическая карьера Морозова заканчивается. Он решает идти на губернаторские выборы, в то время как «Единая Россия» склонна «втихаря» поддержать собравшегося на третий срок Любимова. Являясь членом КПРФ, он был вполне лоялен федеральной власти. 

Тогда Морозов впервые проигнорировал линию партии и ему «ничего за это не было». К слову, особенно активно за Любимова хлопотало аграрное лобби в лице самого министра сельского хозяйства Алексея Гордеева и его рязанского наместника Сергея Сальникова.

Выборы Любимов проиграл в первом туре, а Морозов – во втором. Через полгода  он, делая публичное заявление о разочарованности в «Единой России», переходит в Думе во фракцию «Родина» и возглавляет рязанское отделение партии. Действующих депутатов, вышедших из «ЕР» - по пальцам пересчитать, а демарш Морозова стал едва ли не самым громким в тот очень благополучный для «ЕР» период – на его примере федеральная пресса даже предполагала тенденцию и грядущий закат «партии власти».

Вот фрагмент интервью Морозова «Московскому комсомольцу»:

 — В какой момент наступило разочарование?

— Когда руководство парламентского большинства все чаще стало использовать принцип консолидированного голосования. Об этом стал задумываться не только я, но и депутаты из Центральной России, Сибири, Дальнего Востока.

— Сколько ж вас таких недовольных?

— Много. Сегодня они мне звонят и выражают поддержку. Считают, что я совершил мужественный шаг.

В феврале 2005-го Морозов подает в рязанский облсуд требование об отмене результатов губернаторских выборов. Начинается едва ли не самый экзотический в отечественной правовой и политической практике процесс, связанный с выборами. Часть избирательной кампании победившего генерала Георгия Шпака финансировала касимовская промышленница Наталья Сучкова, которой он за это пообещал пост вице-губернатора. При этом обязательства свои скрепил... распиской и договором! 

После первого тура от услуг Сучковой и своих обязательств Шпак отказался. В отместку Сучковы отдают Морозову ворох первичных финансовых документов штаба, наглядно свидетельствующих о расходовании денег помимо избирательного фонда. Кроме того, обнародуются  расписка с договором, где черным по белому написано о продаже должности. Все это Игорь Николаевич широко и громко обнародует.

Два месяца шел суд, на котором наружу вылезли все «особенности» выборов в условиях российской «реальной политики». Экс-сотрудники штаба Шпака, некоторые из которых вошли в правительство, выкручивались, объясняя, например, появление расписок в получении средств на предвыборные расходы и т.п.

Облсуд, признав ряд нарушений, не нашел оснований для отмены выборов, Морозов обжаловал решение в Верховный суд, но отозвал его, заявив... все правильно - о том, что нельзя дестабилизировать обстановку. А заявил, конечно же, на совместной со Шпаком пресс-конференции. И даже тогда поговаривали, что в качестве отступных Морозов получит... место Совета Федерации! Но не для себя, а для своего человека. Сам он был депутатом Госдумы.

Однако в СФ явно по другим каналам был пролоббирован татарстанский политик Рафгат Алтынбаев, человек экс-спикера Совфеда Сергея Миронова. Но, судя по тому, что новых выпадов против Шпака не последовало, Морозов получил что-то другое.

В качестве лидера рязанской «Родины» Морозов успел провести выборы в облдуму, получив три места. На всех трех оказались люди, вошедшие в список на основании, так сказать, «инвестиционных соглашений», в их числе и бывший соперник Морозова – Оленьев.

Еще Морозов в тот рязанский период успел поучаствовать в борьбе за контроль над региональным отделением «Родины» с рязанским олигархом Игорем Трубицыным, которого поддержал Оленьев. Трубицын пытался заполучить партийную структуру теми же способами, какими захватывают акционерное общество (разница, действительно, не велика, но все же есть). Морозов вышел из конфликта победителем, и ячейка осталась за ним.

После судов и сделки со Шпаком Морозов из рязанской политики пропал, а в октябре 2006-го и вовсе возглавил московское отделение партии «Родина». Однако вскоре на этом проекте Кремль ставит крест и начинает другой – «Справедливую Россию».  

Поначалу в Рязани ее курирует тот же Алтынбаев, но явно в качестве «общественной нагрузки» к сенаторству. Какое-то участие проявляет Федор Провоторов, в то время – глава администрации города. Крутятся отдельные коммерсанты, желающие попробовать себя в политике. Формальным председателем отделения сделали никому не известного медработника Олега Нагибина, у которого с этого назначения началась карьера политического зицпредседателя. Сейчас Нагибин по поручению облправительства делает вид, что он кандидат в губернаторы.

Не найдя себя в московских структурах «справедра», Морозов договаривается, что ему, как это было с «Родиной», отдадут рязанское отделение. В 2007-м он становится лидером регионального списка на выборах в Госдуму и фактическим руководителем отделения. И вдруг – провал. «СР» получает в регионе недостаточно голосов, и Морозов покидает Госдуму.

Из рязанского отделения Морозов выжал, что мог, и опять перебрался в Москву. Что мог – это «инвестиционные соглашения» на выборах уже в городскую Думу. Два места получили представители структур коммерсанта Георгия Шерозии (НИТИ) и семьи Калашниковых («Доступное жилье» и др.)

В Москве Игорь Николаевич трудоустроился в федеральное агентство по делам СНГ и, хочется написать, «ждал своего часа», чтобы вернуться в относительно большую политику.

Кстати, единственное, что было слышно про Морозова за время отсутствия в рязанских политических кругах - это то, что он породнился с самим управделами президента Владимиром Кожиным: их дети вступили в брак.

Кто сказал, что нельзя?

Повторное (в 2004-м и 2012-м) выдвижение в губернаторы вопреки воле «ЕР», демарш с выходом из партии, скандальный для власти суд со Шпаком – все это вовсе не привело к опале Морозова. А когда проиграл выборы в Госдуму, трудоустроился экс-разведчик не в банк, а в федеральное правительство.

Оказывает ли этому человеку кто-то системное покровительство? Или просто каждый раз с таким вот куражом и хладнокровием удается использовать правила игры, чтобы обыграть даже саму систему, ради которой эти правила устанавливали?

Фото - susanin.udm.ru

еще по теме

«Атрон» Рязань «Глобус» Рязань «Городские проекты» «Единая Россия» Рязань «Лучшие друзья» Рязань «М5 Молл» Рязань «Мещерская сторона» «Новая газета» Рязань «Сбербанк» Рязань «Северная компания» «Справедливая Россия» Рязань «Яблоко» Рязань Александр Чайка Александр Шерин Алексей Фролов Андрей Кашаев Андрей Красов Андрей Петруцкий Антон Воробьев Аркадий Фомин Арт-Лужайка Арт-лужайка Рязань Беженцы из Украины Валерий Рюмин Виктор Малюгин Виталий Артемов Виталий Ларин Владимир Мимоглядов Водоканал Рязани Выборы в Рязанской области Выборы в Рязанскую городскую Думу Выборы в Рязанскую областную Думу Дашково-Песочня Дмитрий Гудков Евгений Зызин Заборье Игорь Кочетков Игорь Морозов Игорь Путин Игорь Трубицын Игорь Туровский Игорь Яшин Ирина Кусова КПРФ Рязань Канищево Касимов Касимовская городская Дума Константиново ЛДПР Рязань Лыбедский бульвар Людмила Кибальникова Министерство печати Рязанской области Минлесхоз Рязанской области Михаил Малахов Михаил Пронин Николай Булаев Николай Пилюгин Олег Булеков Олег Ковалев Олег Шишов Ольга Мишина Ольга Чуляева Петр Пыленок Подбелка Поджоги машин Пойма трех рек Политика Рязани Поляны РГУ им. Есенина РМПТС РНПК Рязанская городская Дума Рязанский кремль Рязанский нефтезавод Рязанский район Рязанский цирк Рязань Сасово Северный обход Семен Сазонов Сергей Дудукин Сергей Ежов Сергей Сальников Сергей Филимонов Скопин Солотча Спас-Клепики ТРЦ «Премьер» Трасса М5 УМВД Рязанской области Федор Провоторов Шаукат Ахметов ЭРА