«Никто не верил, что он когда-нибудь заговорит, никто, кроме меня»
пятница, 14 августа, 2020 - 20:04

Вот уже больше месяца рязанка Елена Коваль, которая одна воспитывает сына с поражением центральной нервной системы, безуспешно пытается достучаться до чиновников из минобразования. На носу учебный год, а вопрос о том, как будет учиться ее сын – 10-летний Сережа, до сих пор остается нерешенным. Самостоятельно ходить в школу и возвращаться домой, как обычные дети, мальчик не может из-за болезни, а бросить работу и посвятить себя уходу за сыном Елена тоже не может – семье тогда просто не на что будет жить. Пенсии и пособия по уходу за ребенком не хватает – женщина снимает квартиру и выплачивает кредиты.

Единственный выход, который предлагают ей чиновники от минобразования – это сдать сына в интернат для умственно отсталых детей в отдаленном районе области. Весь прошлый год мальчик жил и учился в школе-интернате в Солотче, а на выходные и каникулы приезжал домой. Но в этом году его отказались принимать на учебу в интернат, а в случае, если женщина все же подаст документы, пригрозили ей лишением родительских прав.

У Сережи, которому скоро исполнится 10 лет, органическое поражение центральной нервной системы. Внешне мальчик ничем не отличается от обычных детей и достаточно развит интеллектуально, но ему сложно контролировать свое поведение, он быстро устает и отвлекается, поэтому в учебе ему нужен особый подход.

«До пяти лет Сережа не разговаривал вообще, нам ставили диагноз «аутизм», – рассказала Елена Коваль. – Никто не верил, что он когда-нибудь заговорит, никто, кроме меня. И он заговорил, причем сразу предложениями и тут же выучился читать. В детском саду у нас не было особых проблем, все началось два года назад, когда нужно было идти в первый класс».

Сережа пошел в обычную школу, но в классе под 30 человек учитель просто не могла уделять ребенку повышенное внимание, в котором он нуждался. А, возможно, и не хотела. Начались конфликты с преподавателями и другими родителями.

«Полгода прошли как в страшном сне, а потом мне удалось попасть на открытое заседание по вопросам детей с инвалидностью и ОВЗ, на котором была Елена Сорокина (глава администрации Рязани – прим. Vidsboku), – сказала она. – Я задала ей вопрос, рассказала о своих проблемах, и уже со следующей четверти нас перевели в другую школу. Там отношение к Сереже было совсем другое – ему дали тьютора (преподавателя, который помогает адаптироваться детям с ограниченными возможностями – прим. Vidsboku), посадили на первую парту. Но теперь уже у сына произошел «откат». Из-за стресса, новой обстановки он не мог усидеть на месте, носился по этажам. С горем пополам сын доучился первый класс, но было понятно, что дальше так продолжаться не может».

И тогда выходом стала школа-интернат в Солотче. Сережу оформили туда по так называемому трехстороннему соглашению, без ограничения матери в родительских правах. Всю неделю мальчик учился и жил в интернате и был под постоянным присмотром, а на выходные и каникулы Елена забирала его домой.

«Учителя нашли к нему подход, – говорит мама мальчика. – Я воспитываю сына строго, с ним нельзя сюсюкать, иначе он сразу садится на шею. И учителя придерживались такой же тактики. Всю неделю мы были на телефоне и с сыном, и с преподавателями, поэтому у него никогда не было ощущения, что мама его бросила».

Елена Коваль снимает жилье, выплачивает кредиты. Пенсии по инвалидности и пособия по уходу на жизнь не хватает, поэтому Елена вынуждена неофициально подрабатывать и не может водить и забирать Сережу из школы. Интернат в Солотче стал вынужденной мерой для мамы и ребенка.

«Мне некому помочь, – сказала она. – Мама умерла несколько лет назад, родственников в Рязани у меня нет. Благо летом его забирают в деревню родители бывшего мужа. Но помогать со школой они не могут – им уже за 80. Ходить в школу сам ребенок тоже не может».

Договор с Солотчинской школой-интернатом был составлен на год. Этот срок уже истек, но продлевать его, похоже, никто не собирается. С начала июля Елена Коваль стала обращаться в управление и министерство образования, писать личные сообщения заместителю министра Ольге Васиной.

«В ответ мне давали или телефон другого зама, Лощинина, по которому я до сих пор так и не смогла дозвониться, или сообщали, что необходимо записаться на прием к министру Ольге Щетинкиной, – рассказала Елена Коваль. – Но проблема в том, что личные приемы сейчас не проводятся – и все сотрудники об этом прекрасно знают, но почему-то каждый раз отвечают одно и тоже. У меня экстренная ситуация, я больше месяца пытаюсь достучаться до нашего министерства образования, но ответа нет. До школы остается всего две недели».

Между тем сотрудники министерства образования и вовсе перестали отвечать на звонки и сообщения Елены. Судя по всему в этот раз чиновники попросту решили откреститься от проблемного ребенка-инвалида и ждут, пока его мама сама уладит этот вопрос.

«Зато позвонили в опеку и предупредили, что если я все же буду подавать документы в интернат, то они буду выходить на лишение родительских прав, – рассказала Елена. – За что? Я не наркоманка, не алкоголичка. Да, мы находимся в трудной жизненной ситуации, но разве этим они помогут мне и моему ребенку?»

Несмотря на угрозы лишения родительских прав, Елена все же решила подавать документы в солотчинский интернат, но там ей сказали, что нужно разрешение от минобразования. Круг замкнулся.

«В итоге ребенок может вообще остаться без образования», – говорит его мама. Школа-интернат №2 также отказалась принять Сережу, а в городском управлении образования женщине посоветовали сдать сына в интернат для умственно-отсталых детей.

«Мне сказали: «Есть Михайлов, есть Касимов, попробуйте туда, – рассказывает Елена. – Но, во-первых, ездить туда далеко, я не смогу забирать сына каждые выходные, опять-таки, встает вопрос финансов. Ну а, во-вторых, у ребенка нормальный, сохранный интеллект, какое развитие он получит в такой среде?»

«Многие знакомые мамы, которые оказались в такой же ситуации, вынуждены были отправить детей к бабушкам в деревню, – сказала Елена. – Они учатся в сельских школах, где маленькие классы и вполне довольны. Но у нас такой возможности нет».

Vidsboku направил запрос профильные ведомства и требует от губернатора Рязанской области Николая Любимова срочно вмешаться и спасти ребенка от жестокости его подчиненных.

еще по теме

«Атрон» Рязань «Глобус» Рязань «Городские проекты» «Единая Россия» Рязань «Лучшие друзья» Рязань «М5 Молл» Рязань «Мещерская сторона» «Новая газета» Рязань «Сбербанк» Рязань «Северная компания» «Справедливая Россия» Рязань «Яблоко» Рязань Александр Чайка Александр Шерин Алексей Фролов Андрей Кашаев Андрей Красов Андрей Петруцкий Антон Воробьев Аркадий Фомин Арт-Лужайка Арт-лужайка Рязань Беженцы из Украины Валерий Рюмин Виктор Малюгин Виталий Артемов Виталий Ларин Владимир Мимоглядов Водоканал Рязани Выборы в Рязанской области Выборы в Рязанскую городскую Думу Выборы в Рязанскую областную Думу Дашково-Песочня Дмитрий Гудков Евгений Зызин Заборье Игорь Кочетков Игорь Морозов Игорь Путин Игорь Трубицын Игорь Туровский Игорь Яшин Ирина Кусова КПРФ Рязань Канищево Касимов Касимовская городская Дума Константиново ЛДПР Рязань Лыбедский бульвар Людмила Кибальникова Министерство печати Рязанской области Минлесхоз Рязанской области Михаил Малахов Михаил Пронин Николай Булаев Николай Пилюгин Олег Булеков Олег Ковалев Олег Шишов Ольга Мишина Ольга Чуляева Петр Пыленок Подбелка Поджоги машин Пойма трех рек Политика Рязани Поляны РГУ им. Есенина РМПТС РНПК Рязанская городская Дума Рязанский кремль Рязанский нефтезавод Рязанский район Рязанский цирк Рязань Сасово Северный обход Семен Сазонов Сергей Дудукин Сергей Ежов Сергей Сальников Сергей Филимонов Скопин Солотча Спас-Клепики ТРЦ «Премьер» Трасса М5 УМВД Рязанской области Федор Провоторов Шаукат Ахметов ЭРА