Собака лает, караван стоит
понедельник, 6 апреля, 2020 - 15:50

Ситуацию, которая складывается в Рязани, можно назвать уникальной. Пожалуй, ни в одном городе России бразды правления службой по контролю за безнадзорными животными не были переданы зоозащитникам, которые долгие годы боролись за гуманное отношение к животным. С августа 2016 года руководителем Городской службы по контролю за безнадзорными животными назначена известная в городе зоозащитница Марина Селезнева. Сейчас на ее попечении находится почти 800 собак. Однако в начале 2020 года, после проверки генеральной прокуратуры РФ, Рязань попала в список городов, где нет приюта. О том, почему возникла такая парадоксальная ситуация, а также с какими еще проблемами и сложностями до сих приходится сталкиваться сотрудникам и руководителю Городской службы по контролю за безнадзорными животными, построенной с ноля вместо печально известной «Лайки» – «фабрики смерти» для собак. История создания и интервью с сотрудниками – от руководителя до ловцов и рабочих – в подробном репортаже корреспондента Vidsboku.

«Все началось с Бима»

На должность руководителя Городской службы по контролю за безнадзорными животными Марину Селезневу привели бесчисленные рейды по заброшенным гаражам, свалкам и даже кладбищам, многолетняя волонтерская деятельность по спасению бездомных животных, а еще – громкие акции, участие в которых принимали сотни горожан.

«Все началось с того, что в 2010 году мои подруги шли мимо кладбища и услышали писк, – рассказала Марина. – В темноте среди могил они нашли щенков и стали звонить во все городские службы с вопросом, куда их можно пристроить».

Выяснилось, что на тот момент в Рязани не было ни одного приюта – только МП «Лайка», которая занималась отловом и отстрелом бродячих собак прямо на улицах. Причем, использовались пули с ядом, от которого собаки умирали в страшных конвульсиях, иногда на глазах у детей.

С осени 2010 года Марина начала сотрудничать с организацией помощи бездомным животным «Лучшие друзья». Зоозащитники арендовали вольер в бывшем питомнике служебных собак на улице Чкалова – сначала один, потом еще и еще.

«Потом арендовали весь питомник, но и этого оказалось мало, – вспоминает Марина Селезнева. – Часть собак мы лечили, стерилизовали и выпускали. Но случалось и так, что через некоторое время их отстреливали сотрудники «Лайки».

Самый вопиющий случай, положивший начало активной деятельности зоозащитников и привлекший внимания властей, произошел зимой 2015 года. Тогда в Рыбном сотрудники «Лайки» застрелили домашнего пса Бима прямо у калитки. Этот случай вызвал массу негодования у жителей города, зоозащитники проводили пикеты с требованием остановить убийства животных, а хозяйка подала в суд на «Лайку», и этот процесс широко освещался в соцсетях и СМИ. Почти в то же время учредитель организации помощи бездомным животным «Лучшие друзья» Нина Зотова баллотировалась в Рязанскую областную Думу от партии «Яблоко», которая отдала зоозащитной тематике львиную часть положенных на выборах эфиров. В октябре 2015 года на площади Ленина прошла, наверное, самая массовая гражданская акция за последние годы – митинг за создание приюта для бездомных животных в Рязани.

«Жители города распечатали, подписали и принесли на митинг более 500 открыток с обращениями к главе города, – говорит Марина Селезнева. – Никто не представлял, что наша акция будет поддержана таким огромным количеством рязанцев».

После этого, что называется, «лед тронулся» и события стали развиваться стремительно. Активистов-зоозащитников стали приглашать на мероприятия и круглые столы в администрацию города, даже встречу с мэром. Организовали и показательную ловлю собак сотрудниками «Лайки» с участием представителей мэрии, пытаясь доказать, что «Лайка» умеет их ловить и помещать в вольеры, а не просто убивает. Во время «показательных выступлений» пьяный ловец запутался в сетке и упал.

«В этот момент уже всем стало понятно, что дальше так продолжаться не может, – вспоминает Марина Селезнева. – В августе 2016 года случилось то, чего мы так долго добивались: путем реорганизации МП «Лайка» возникла Городская служба по контролю за безнадзорными животными. Мне предложили ее возглавить. В полтора года я отдала дочку в садик и вышла на работу».

От собак до обезьян

На муниципальной службе появились люди, которые были готовы взяться за эту непростую работу. Рязань стала одним из немногих городов России, где подобные службы перестали убивать животных. Собственными силами из «фабрики смерти» для собак, где бездомных животных умерщвляли через несколько дней после отлова, активисты создали огромный приют, где сейчас находится почти 800 собак.

«В течение дня нам поступают заявки от жителей, – рассказала бухгалтер Алеса Погуляева. – В феврале и марте, когда у собак случаются «свадьбы», может поступить более 40 звонков».

Каждое утро диспетчер составляет карту, а ловцы отправляются по указанным адресам. В арсенале Сергея лишь поводок, петли и духовая трубка с дротиком.

«Но их используем в крайнем случае, обычно собаку удается подманить самому или с помощью местных жителей», – сказал он.

Гаражи, помойки, заброшенные промзоны, руки, покрывшиеся шрамами уже за несколько месяцев работы. Но главную опасность для ловцов представляют вовсе не собаки.

«На нас бросались и с топорами, и с пистолетами, чтобы помешать отлову, – рассказал Сергей. – Многие считают, что после отлова мы убиваем собак, а другие, особенно люди в возрасте, протестуют против стерилизации. Для них уличные собаки становятся как дети, и они хотят «внуков». Им особенно трудно объяснить, что выводки милых щенков превращаются в огромные стаи, которые могут быть агрессивны».

Помимо собак, ловцам приходится отлавливать самых разных животных, оказавшихся на улице, – от енотов до обезьян. Этой зимой они спасали оленя, который запутался в проволоке от катушки с сеном. А несколько лет назад из передвижного нелегального цирка недалеко от Рыбного сбежала обезьяна.

«Видимо, там ее поили алкоголем, и после нескольких дней, что она жила у нас, у обезьяны началась страшная ломка, она кидалась на всех, – вспоминает Марина Селезнева. – После карантина обезьяна поселилась в Ряжском зоопарке».

Все отловленные животные попадают на карантин и две недели живут в питомнике на территории Дирекции по благоустройству города на улице Яблочкова. Здесь же содержатся щенки, а в отдельных клетках с особым уходом – больные животные и собаки после операций.

Сейчас на территории Дирекции живут более 150 животных.

«Собаки содержатся в клетках по принципу стайности – кто с кем ладит, чтобы не было драк, – пояснила руководитель Службы. – Слишком агрессивные или, наоборот, слабые, животные размещаются отдельно».

Семейный подряд

Как только на территорию с вольерами входит Наталья Дегтяренко, которая трудится подсобным рабочим и «поваром» для собак, здесь начинает твориться что-то невероятное. Собаки с нетерпеливым лаем начинают метаться по вольерам в ожидании обеда. Чтобы разлить похлебку по мискам или убрать клетки, женщине каждый раз приходится сгибаться в три погибели.

«В наследство от «Лайки» нам достались вот эти арбузные клетки, – сказала Наталья. – Тогда никто не думал о том, чтобы создать хоть какие-то условия для удобства людей, которые за ними ухаживают. Да и ухода, по сути, никакого не было. Собаки находились в этих клетках всего несколько дней – ждали смерти». Теперь собаки ждут пристройства, а это ожидание может затянуться.

Наталья Дегтяренко

После карантина и обязательной кастрации особей мужского пола, собаки отправляются в питомник, расположенный недалеко от завода Центролит. Он был построен и открыт в мае 2017 года. В 21-м летнем и 6-ти зимних вольерах содержатся около 600 собак. И работает здесь настоящий семейный подряд – Валерий Дегтяренко (брат Натальи, речь о которой шла выше) и его супруга Раиса. Они трудятся здесь практически со дня основания новой городской службы, а когда администрацией была предоставлена земля под новый приют, они своими руками строили здесь вольеры.

Валерий и Раиса Дягтяренко

«Конечно, не только мы, сюда приезжали волонтеры, помогало очень много людей, – говорит Валерий. – В первые дни, когда заработал приют, даже после работы в голове стоял шум и лай, к этому сложно было привыкнуть – еще бы, несколько сотен собак».

Дома у Валерия и Раисы тоже живут собаки – четверо, и все с непростой судьбой.

«Каждую из них мы вылечили, выходили здесь, и за это время привязались настолько, что решили оставить себе», – сказал Валерий.

Сотрудники приюта также возят собак в клинику – на стерилизацию и установку специальной ушной клипсы. После того, как все необходимые процедуры были сделаны, часть животных, подходящих под программу ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск), возвращается в прежнюю среду обитания и доживает свой собачий век, не имея возможности принести потомство.

На энтузиазме и благотворительности

«Можно построить сотню приютов – красивых, чистых, таких, как показывают в зарубежных передачах, – отмечает Марина Селезнева. – Но надо понимать, что пока у людей не будет чувства ответственности за тех, кого они приручили, мы так и будем бороться со следствием, а не с причиной. Каждый год с марта по ноябрь мы проводим в рязанских школах акцию «Истории спасенных животных». И каждый раз, отвечая на вопрос: «Как животные оказались на улице?» дети хором отвечают: «Их выбросили». Даже ребенок в состоянии понять, что животные не рождаются бездомными, что когда-то у них был хозяин, предавший их».

Марина Селезнева

На странице Марины можно найти множество душераздирающих историй о том, как хозяин довел до истощения собак, о том, как дети подарили маме на день рождения породистую кошку, а после смерти женщины выбросили несчастное животное в подвал, где оно вскоре погибло.

«Десять лет назад я говорила, что мой мир перевернется, если вдруг на улицу будут выбрасывать сфинксов или мейн-кунов, – сказала Марина. – И в последние пару лет мой мир переворачивался уже не единожды...»

Служба по контролю за безнадзорными животными не занимается кошками – у городского приюта просто нет такой возможности, но они все равно так или иначе попадают в руки сотрудников и волонтеров.

«Согласно уставу, мы не имеем права заниматься и ветеринарной деятельностью – только отловом, содержанием, а также уборкой городских улиц от трупов животных, – пояснила Марина. – Лечение происходит исключительно за счет благотворительности. Город не обязан содержать приют – нам пошли на уступки и помогли организовать его. С 1 января 2020 года, вступил в полную силу ФЗ №498, были разработаны постановления о правилах отлова и содержания безнадзорных животных. В Рязанской области этим должно заниматься Главное Управление ветеринарии. Нигде в России муниципалитет не занимается этими вопросами. Полномочия могут быть переданы городу в виде субвенции (с передачей и финансирования), либо создана новая организация в форме Государственного бюджетного учреждения».

Однако область не спешит «брать под крыло» контроль и содержание бездомных животных, вопреки всем требованиям закона и многочисленным обращениям. Дело малопонятное, хлопотное, расходы опять же – сейчас как-то крутятся на энтузиазме и ладно.

«Материально-техническая база нашей службы полностью не соответствует нормам содержания и отлова безнадзорных животных, прописанным в Федеральном Законе №498, – обращает внимание Марина Селезнева. – На 2020 год нам выделено 10,3 млн рублей, из них заработная плата сотрудников (в штате 21 человек), вместе со всеми налогами и отчислениями, составляет 8,9 млн рублей. Таким образом, на отлов, транспортировку и содержание безнадзорных животных остается менее 1,5 миллионов рублей в год. При этом только на бензин уходит половина этой суммы».

По подсчетам сотрудников, примерная стоимость мясных продуктов для питания собак составляет 6 миллионов рублей в год, сухих кормов – более 4 миллионов, стерилизаций – 1 миллион рублей, ветеринарных услуг – 800 тысяч рублей, средств по уходу – 700 тысяч рублей. Итого за 2019 год было привлечено разными способами (сбор денег, кормов, льготы на стерилизацию в клиниках) около 13 миллионов рублей. Это почти в 10 раз больше, чем выделяет городской бюджет непосредственно на уход и содержание животных.

«За все время работы организации не было закуплено ни одного килограмма мяса – все это привлекалось в виде благотворительности», – сказала директор Службы.

Если бы не энтузиазм сотрудников, проделавших огромный путь от волонтеров до работников единственной в России муниципальной службы, их многочисленные посты в соцсетях и бесконечные сборы на лечение и питание – многих из подопечных уже давно бы не было в живых.

Таким образом вырисовывается парадоксальная ситуация: организация, которая должна находиться на балансе области, фактически существует за счет города и, в большей части, – благотворителей. А на многочисленные вопросы зоозащитников о столь явных противоречиях областные власти отвечают лишь молчанием.

еще по теме

«Атрон» Рязань «Глобус» Рязань «Городские проекты» «Единая Россия» Рязань «Лучшие друзья» Рязань «М5 Молл» Рязань «Мещерская сторона» «Новая газета» Рязань «Сбербанк» Рязань «Северная компания» «Справедливая Россия» Рязань «Яблоко» Рязань Александр Чайка Александр Шерин Алексей Фролов Андрей Кашаев Андрей Красов Андрей Петруцкий Антон Воробьев Аркадий Фомин Арт-Лужайка Арт-лужайка Рязань Беженцы из Украины Валерий Рюмин Виктор Малюгин Виталий Артемов Виталий Ларин Владимир Мимоглядов Водоканал Рязани Выборы в Рязанскую городскую Думу Выборы в Рязанскую областную Думу Дашково-Песочня Дмитрий Гудков Евгений Зызин Заборье Игорь Кочетков Игорь Морозов Игорь Путин Игорь Трубицын Игорь Туровский Игорь Яшин Ирина Кусова КПРФ Рязань Канищево Касимов Касимовская городская Дума Константиново ЛДПР Рязань Лыбедский бульвар Людмила Кибальникова Министерство печати Рязанской области Минлесхоз Рязанской области Михаил Малахов Михаил Пронин Николай Булаев Николай Пилюгин Олег Булеков Олег Ковалев Олег Шишов Ольга Мишина Ольга Чуляева Петр Пыленок Подбелка Поджоги машин Пойма трех рек Политика Рязани Поляны РГУ им. Есенина РМПТС РНПК Рязанская городская Дума Рязанский кремль Рязанский нефтезавод Рязанский район Рязанский цирк Рязань Сасово Северный обход Семен Сазонов Сергей Дудукин Сергей Ежов Сергей Сальников Сергей Филимонов Скопин Солотча Спас-Клепики ТРЦ «Премьер» Трасса М5 УМВД Рязанской области Федор Провоторов Шаукат Ахметов ЭРА