Пропаганда через повешение
среда, 9 марта, 2016 - 09:05

3 марта покончил с собой многодетный отец из поселка Ермишь Рязанской области Геннадий Желтов. Год назад семья Желтовых прославилась на всю страну, поэтому трагическая новость разошлась и по региональным, и по федеральным СМИ. Однако рязанские журналисты и блогеры обсуждают не только трагедию, но и открытую информационную войну, которую региональное министерство печати развязало против Желтова еще при его жизни и продолжило после смерти.

«Первый канал» может и по-доброму

В 2015 году историю семьи Желтовых описала рязанская газета «Мещерская сторона», специализирующаяся на социальной тематике. В 2011 году в ДТП погибла жена Желтова, и он остался один с семью несовершеннолетними детьми – пятеро общих и двое детей от первого брака его покойной супруги. По мнению соседки Желтова Марины Бугровой и других его сострадательных земляков, обратившихся в газету, местные власти ничем семье не помогают, лишь работники соцзащиты «замучили его проверками» и «то и дело лазают в холодильник». Тем не менее, журналисты издания в своем материале сделали акцент не на черствости властей, а на трогательной заботе 57-летнего мужчины о своих и чужих детях и на сложном положении, в котором оказалась семья.

После выхода материала рязанцы понесли в редакцию материальную помощь для Желтовых, а историей заинтересовалась программа «Пусть говорят» Андрея Малахова.

Передача с Желтовыми вышла в начале апреля. Семья произвела настоящий фурор на «Первом канале. Авторы «Пусть говорят», видимо, искали трогательный предпасхальный сюжет и нашли. Вместо обычного злословия аудитория Малахова расплылась в умилении. Даже небольшие поклонники «зомбоящика» узнали про эту историю. Рассудительные не по годам дети Желтова, искренне демонстрирующие благодарность отцу, заставили лить слезы не только домохозяек из аудитории «Первого канала». Атмосфера была настолько доброй, что даже пьющую бабушку (без чернушки все-таки не обошлось), забросившую внуков после смерти дочери, в студии не стали осуждать – бог, мол, всем судья.

Подкупал и сам электрик Желтов – настолько «простой мужик», что хоть в кино снимайся. Он ни на кого и ни на что не жаловался, был явно ошарашен и всех подряд благодарил. В потоке подарков, обрушившихся на Желтовых, оказался даже микроавтобус. Люди со всей страны сочли, что такая семья нуждается более чем в положенных пособиях. Многие оказавшие помощь настаивали на своей анонимности. Андрей Малахов подарил детям ноутбук уже за рамками эфира.

А самое главное – после эфира для Желтовых на средства благотворителей купили дом в городе Сасово Рязанской области.

«Благодаря губернатору конечно в первую очередь»

Однако в атмосфере пасхальной радости Геннадий Желтов долго оставаться не смог. Буквально сразу после эфира в интернете посыпались комментарии вот такого рода:

Этот комментарий был оставлен на сайте «Мещерской стороны». Чиновное авторство перла совершенно очевидно. Плюс к подобным комментариям на сайте в личку к журналистам начали стучаться откровенно фейковые аккаунты, с которых под видом местных жителей убеждали больше не писать про Желтовых, потому что глава семейства ведет нетрезвый образ жизни. Подробнее об этом здесь.

Причина происходящего была понятна. Пусть многодетный отец ни на кого и не жаловался, но местная власть сочла, что после эфира она выглядит в невыгодном свете и виноват в этом Желтов. Тем более Следственный комитет для порядка начал проверку выполнения нормативов соцпомощи семье. Нарушений в результате обнаружено не было, о них никто никогда не говорил, весь пафос соседей Желтовых и журналистов заключался в том, что такая исключительная семья, лишившаяся матери, но сохранившая сплоченность, нуждается в дополнительной поддержке.

С чем Геннадию пришлось столкнуться в оффлайне – отдельная история. Вот только один из примеров. После программы помощь Желтовым решило оказать региональное отделение «Общероссийского народного фронта». Глава исполкома ОНФ Игорь Тарасенко предварительно позвонил проконсультироваться в ермишинскую администрацию, а там раздраженные медийностью Геннадия чиновники начали доказывать «общественнику», что никакая помощь семье не нужна, все положенные пособия выплачиваются, а если чего не хватает, то виноват отец. После этого господин Тарасенко счел своим долгом позвонить Желтову и, начав воспитывать, буквально наорал на него.

Перепуганная соседка Желтова звонила знакомым журналистам, выясняла «что же теперь будет». Успокоить ермишинцев удалось только сославшись на неадекватность отдельных лиц. Потом, правда, Тарасенко извинился и даже приехал в Ермишь и привез семье два торта – на этом помощь и закончилась.

Были и другие примеры, можно представить чего стоило семье одно только общение с администрацией, но независимые журналисты, которые были в курсе, опасались лишними публикациями о происходящем поставить семью под еще больший удар. Тем более, что сами Желтовы никакой войны не вели, жаловаться ни на кого не хотели, а кроме того, все ждали, что в скором времени они переедут в новый дом в другом районе.

Было известно, что выпады против Желтова – дело рук не только мелких чиновников из далекого райцентра. С момента выхода «Пусть говорят» к вопросу подключилось министерство печати Рязанской области. Невероятно кондовой стиль приведенного комментария не обязательно говорит о ермишинском авторстве – «пиар-служба» рязанского губернатора Ковалева работает на таком же уровне (об этом ниже).

Минпечати Желтову: не забудем, не простим

В феврале случилась беда. У Желтовых сгорел дом, старый, в котором они жили. В новый коттедж в Сасово, подаренный спонсорами «Первого канала», они должны были переехать летом, когда дети закончат учебу. «Мещерская сторона» начала сбор помощи для детей. Исключительно по собственной инициативе. Желтов к тому времени расписался со своей соседкой, той самой Мариной Бугровой, которая всегда помогала семье и изначально обратилась в прессу.

Семья переехала к ней. Троих детей пришлось на время отправить в интернат из-за нехватки места в доме. В общем, выкручивались, как могли, опять же ни на кого не жалуясь, не апеллируя к властям. Единственное – не отказывались от помощи добрых людей.

Новость о пожаре разошлась в региональных медиа, но ни губернатор, ни один другой представитель власти на нее не отреагировал, никаких мер для того, чтобы не разделять дружную семью до постройки дома, не предложил. Но, безусловно, все, что за рамками нормативов соцподдержки – дело добровольное даже для должностных лиц.

Однако тут же начались новые информационные выпады, откровенно очерняющие Желтова. Из материала на сайте государственного издательства «Пресса»: «На каждого ребенка приходится более семи тысяч в месяц (детское пособие плюс пенсия по утрате кормильца). Да – не золотые горы, но свои обязательства перед попавшей в беду многодетной семьей государство выполняет».

Аналогичная статья вышла в ермишинской районной газете.

Оказывается, пожалеть в этой ситуации надо не отца, который умудряется на семь тысяч одеть-обуть, накормить и отправить в школу каждого своего ребенка, а государство, которое выплачивает ему эти огромные деньги.

Или вот:

«Кстати, деньги ермишинцы (на помощь погорельцам – Vidsboku) несут неохотно. О причинах можно догадаться по комментарию на одном из новостных сайтов», – дальше приводится комментарий: «Уважаемые читатели, если вы действительно хотите помочь этим детям, ни в коем случае не отправляйте деньги! Они до детей не дойдут! Присылайте только вещами, материалами, продуктами, но не деньгами! Все уйдет на «гулянки»! Знаю эту семью не понаслышке!».

И в начале всей этой истории и после пожара рязанские журналисты общались с соседями Желтова, и ни разу никто не подтвердил анонимную информацию о его антисоциальном образе жизни. Максимум – «выпивает как все». В том, что комментарии на новостных сайтах и соцсетях имеют то же происхождение, что и статьи против Желтова, уверены все рязанские журналисты, занимавшиеся этой темой.

«Я за эту семью очень переживаю, потому что именно мы ее нашли. И именно мы изначально организовали сбор помощи. И именно на нашу статью откликнулись «Пусть говорят», – написала в Facebook главный редактор «Мещерской стороны» Екатерина Сенина. – И прежде, чем приехать в Еримшь, они и нам звонили – спрашивали о семье, и в районную газету, и в местную администрацию. Наводили справки. Потом только поехали в такую даль. Да, эмоции были на программе. Такая работу уж у телевизионщиков. Не столько помочь, сколько картинку показать. Но в данном случае и помогли им тоже. И очень помогли. Все, что полилось потом – это прежде всего зависть и обида местных чиновников. Иначе подобные статьи в районной газете не выходили бы. Сами знаете, сколько домов горят в селах и кто там в основном живет. И только к Желтовым такое внимание – мол, заслужили. У людей и так горе, а они еще и масло в огонь подлили. Я не ищу виновных – это работа СКР. Но и не надо обвинять тех, кто им пытался помочь.

Людей надо было поддержать, а не обвинять, не стыдить на весь район. А с помощью сайта – и на всю область».

Обличители на окладе

Издательство «Пресса» является государственным автономным учреждением, подчиненным министерству печати Рязанской области. Издательство курирует выпуск всех государственных районных газет, а с некоторых пор пытается раскрутить собственный новостной сайт для изложения событий в трактовке минпечати. Директором «Прессы» является Александр Анитов.

Министр печати Рязанской области – Ольга Чуляева.

Ее заместитель, отвечающий за содержательную часть деятельности – Иван Ушаков.

Замминистра Ушаков после пожара прокомментировал произошедшее в Facebоok. Его в этой ситуации, когда дети Желтова были вынуждены впервые разлучиться друг с другом и никто из чиновников не пришел им на помощь, заинтересовала степень вины ненавистного электрика:

Рязанское минпечати давно хочет, чтобы у него было «все как у больших»: создать свою мини-фабрику троллей. Однако вся эта деятельность, ведущаяся в духе комментария про «благодаря губернатору конечно в первую очередь», является лишь объектом насмешек, периодически сворачивается и поэтому чиновникам в «ответственных ситуациях» приходится писать от себя лично.

Война с покойником

3 марта Геннадий Желтов повесился. Министерство печати охватила настоящая паника. Во-первых, семья Желтовых опять оказалась в центре внимания, в том числе, федеральных СМИ. Во-вторых, факт травли Геннадия был общеизвестным. Началась отчаянная пляска на костях.

Следственный комитет начал проверку, возбудив дело по статье «Доведение до самоубийства» (пресс-служба ведомства пояснила, что дело возбуждено пока лишь для того, чтобы у следователей было больше возможностей, чем при доследственной проверке). Редакция Vidsboku не склоняется ни к одной из обсуждаемых версий самоубийства Геннадия Желтова, не располагает информацией о причинно-следственной связи чьих-либо действий с этим суицидом.

Первым делом, после того, как трагическая новость появилась в новостных лентах, минпечати сообщило, что «по имеющейся у издательства «Пресса» информации, Геннадий Желтов уже совершал попытку самоубийства после гибели жены. Тогда его отправили на лечение».

В потоке комментариев о том, что семья получала все, что положено, намеков на выпивку, рязанская госпропаганда начала обвинять в произошедшем супругу Желтова. Ту самую, которая, еще будучи просто соседкой, нянчилась с детьми, обращалась в газету и пустила погорельцев в свой дом.

Подневольные сотрудники «Прессы» устроили в Facebook обсуждение, в котором появилась, например, такая «аналитика»:

«Может быть ошибаюсь, конечно, но мне вот после малаховской передачи подруга несчастливого мужика показалась небескорыстной. К сожалению, наш брат-журналист часто поднимает на щит кого-то, не пытаясь даже копнуть подноготную...» (Юрий Фукс, заместитель директора «Прессы»);

«В последний раз деньги на руки не давали. И правильно делали, кстати. Там очень ушлая новая супруга». (Виктор Граков, редактор в издательстве «Пресса»).

Косвенные и прямые обвинения стали появляться и на фейковых страницах в соцсетях, и на аффилированных сайтах. Говорится о том, что Желтов ночевал в сарае, а, значит, «довела» супруга, все это без каких-либо ссылок на источники, которых в такой ситуации очевидно не может быть в принципе.

Общественность недоумевает – не хочешь, не помогай, но зачем такой оравой влезать в чужую жизнь и смерть? Неужели непонятно, как выглядит толпа здоровых мужчин, находящихся на государственном довольствии, публично обсуждающих, кто где ночует в чужой семье и не думающих о том, как эти кумушкины пересуды могут сказаться на осиротевших детях?

«Пипл губернатор хавает»

Если же оставить моральную сторону дела, то прежде всего в глаза бросается очевидная нелепость подобных усилий. Во-первых, нельзя перешибить тот резонанс, который история Желтовых получила после эфира на «Первом канале». Во-вторых, обществу в принципе невозможно навязать конфликт «зарвавшийся многодетный отец – несправедливо обиженные чиновники, честно выплачивающие по семь тысяч на ребенка».

Однако специфика рязанской ситуации в том, что местный пропагандистский блок представляет собой сугубо провинциальное кумовское сообщество, по степени кондовости выделяющееся даже на фоне других регионов. Этакий медвежий угол госпропаганды. Система держится только на личной близости министра Ольги Чуляевой к губернатору Ковалеву.

Ольга Чуляева и Олег Ковалев

При этом сам 67-летний губернатор уделяет медиа первостепенное внимание, лично утверждает многие тексты, однако представляет себе информационное пространство в разрезе «там, в этих интернетах». Поэтому отчет наподобие «мы там, в этих интернетах, написали, что все было не так» его вполне устраивает. Собственные ресурсы рязанского минпечати – это несколько сайтов с посещаемостью несколько десятков (буквально) человек в день, государственная газета, почти 100% тиража которой расходятся по принудительной подписке и т.п. С частными СМИ заключаются регулярные договора: они получают деньги из бюджета и соблюдают цензурные ограничения. Поскольку выработать какую-то информационную политику и, соответственно, контент не получается даже в ближайшем приближении, все сводится к полной стерильности и избеганию любых острых тем. В итоге всю повестку дня определяет небольшое количество независимых изданий, не участвующих в системе цензурирования.

Чудовищная технологическая безграмотность не раз становилась причиной скандальных курьезов. В конце 2014 года минпечати отправило в отставку собственного губернатора, приняв сообщение от 2012 года (когда Ковалев действительно досрочно ушел в отставку, чтобы принять участие в выборах ранее положенного срока) за актуальное и… выпустило опровержение!

В 2015 году победителем тендера на освещение деятельности губернатора стала фирма по установке металлических ворот «Ворота с кнопкой» – и все лишь потому, что Чуляева, проводя фиктивные тендеры, не смогла подыскать ОООшку, которая смотрелась бы менее комично. Этому сюжету комментарий в свое программе посвятил Иван Ургант.

Смешного было много, но следствием неспособности сотрудников минпечати ориентироваться в пространстве становится и описанная травля социально незащищенных граждан. А практика показала, что в попытках замаскировать очередной провал ведомство Ольги Чуляевой может зайти далеко.

Еще одна война с покойником

В 2014 году та же газета «Мещерская сторона» рассказала, что в селе Истье Старожиловского района замерзает одинокий лежачий инвалид Владимир Дубровин.

Мужчина был полу-парализован, как могли, за ним ухаживали пожилые соседки. Они же обивали пороги с просьбой поместить Дубровина в дом инвалидов. Однако и в сельской администрации, и в районной больнице им отказывали, мотивируя это отсутствием необходимых справок. Справки же Дубровин не мог собрать, потому что не мог ходить. Женщины даже собирали подписи по селу с просьбой поместить Дубровина в дом инвалидов.

Дубровину было под 60, пенсионного возраста он не достиг, работать не мог, а группы инвалидности не было. Он не получал никаких денег и не мог оплачивать коммуналку. За неуплату отключили газ. 7 ноября 2014-го «Мещерская сторона» вышла с огромным заголовком на обложке: «Нельзя же так с живым человеком!» и текстом о том, что под Рязанью замерзает инвалид.

Журналисты «Мещерки» и Vidsboku обзванивали должностных лиц, можно с уверенностью говорить, что все профильные службы знали о бедственном положении этого человека.

Но к Дубровину не пришли ни врачи, ни чиновники. 10 ноября он умер. Патологоанатом провел экспертизу и выдал заключение, согласно которому причиной смерти стало «общее переохлаждение организма».

О трагедии написали федеральные СМИ, сначала «Дождь», «Эхо Москвы», «Росбалт», потом многие другие. Минпечати огрызалось, указывая на «госдеповские» корни этих медиа. Но затем – о, горе! – «Первый канал» посвятил произошедшему целую передачу. Смерть Дубровина стала поводом для дискуссии о положении инвалидов в России. В программе Петра Толстого крупным планом показали справку о смерти Дубровина, из которой следовало, что в 21 веке, в 220 км от Москвы человек умер от холода, потому что государство не согласилось поместить его в дом инвалидов с копеечным содержанием.

Единственной адекватной реакцией для региональных властей с точки зрения собственных информационных интересов было бы отстранение от должности главы сельского поселения (можно было бы даже незаметно для общественности куда-нибудь его тут же трудоустроить) и заявление губернатора о том, что на местах нужно обратить внимание на одиноких пожилых людей.

Однако вместо этого ведомство Чуляевой начинает травлю замерзшего Дубровина по той же «схеме», что и с Желтовым. Те же фейки и сотрудники «Прессы» начинают писать в соцсетях, что покойный пил и (что, конечно, ставит на нем окончательный крест) развелся с женой. Бабушки-соседки, поднявшие шум, подозреваются в корыстных интересах (!). Сотрудники минпечати обзванивают подконтрольные СМИ и запрещают им называть Дубровина инвалидом, мотивируя это тем, что у него не было справки.

Апогеем стало… второе заключение о смерти! Тот же патологоанатом через несколько дней выдал справку, в которой причиной смерти значился «цирроз». Тролли минпечати тут же бросились злорадствовать по поводу алкоголя.

При вскрытии всегда берут биологический материал трупа и иногда, крайне редко, после захоронения требуется провести повторную экспертизу по этому материалу. Естественно, речь может идти только о каких-то детективных историях или сложных заболеваниях. Принять обычный труп за обмороженный и не заметить деформированную печень не смог бы даже слепой патологоанатом.

Вскрытие проводил заведующий Кораблинским отделением бюро судебно-медицинской экспертизы Рязанской области, врач судебно-медицинский эксперт первой квалификационной категории Андрис Миненок. В своем комментарии о первом вскрытии он так и сказал: «В то время я ничего не знал об этой истории». И в правоохранительных, и в медицинских кругах широко известно о том, как Миненок узнал «об этой истории»: по просьбе Чуляевой его вызвали в минздрав и объяснили всю политическую важность поставленной задачи.

И что, таким образом можно переубедить аудиторию федеральных СМИ? – спросит человек разумный. Конечно, нет, вторая справка не в эфир «Первого канала», не на «Дождь» ни куда-либо еще не попала. Да и будь у покойного хоть 10 циррозов – какую аудиторию можно убедить в том, что из-за этого человека нужно бросить умирать в отключенном от коммуникаций доме?

Проблема в том, что этого достаточно для отчетности о проделанной работе перед пожилым рязанским губернатором. Так что соседка и супруга повесившегося Геннадия Желтова, которую по какой-то своей сумасшедшей логике рязанская министерша и ее мужская свита пытаются сделать ответственной за произошедшее, может находиться в реальной опасности.

еще по теме

«Атрон» Рязань «Глобус» Рязань «Городские проекты» «Единая Россия» Рязань «Лучшие друзья» Рязань «М5 Молл» Рязань «Мещерская сторона» «Новая газета» Рязань «Сбербанк» Рязань «Северная компания» «Справедливая Россия» Рязань «Яблоко» Рязань Александр Чайка Александр Шерин Алексей Фролов Андрей Кашаев Андрей Красов Андрей Петруцкий Антон Воробьев Аркадий Фомин Арт-Лужайка Арт-лужайка Рязань Беженцы из Украины Валерий Рюмин Виктор Малюгин Виталий Артемов Виталий Ларин Владимир Мимоглядов Водоканал Рязани Выборы в Рязанскую городскую Думу Выборы в Рязанскую областную Думу Дашково-Песочня Дмитрий Гудков Евгений Зызин Заборье Игорь Кочетков Игорь Морозов Игорь Путин Игорь Трубицын Игорь Туровский Игорь Яшин Ирина Кусова КПРФ Рязань Канищево Касимов Касимовская городская Дума Константиново ЛДПР Рязань Лыбедский бульвар Людмила Кибальникова Министерство печати Рязанской области Минлесхоз Рязанской области Михаил Малахов Михаил Пронин Николай Булаев Николай Пилюгин Олег Булеков Олег Ковалев Олег Шишов Ольга Мишина Ольга Чуляева Петр Пыленок Подбелка Поджоги машин Пойма трех рек Политика Рязани Поляны РГУ им. Есенина РМПТС РНПК Рязанская городская Дума Рязанский кремль Рязанский нефтезавод Рязанский район Рязанский цирк Рязань Сасово Северный обход Семен Сазонов Сергей Дудукин Сергей Ежов Сергей Сальников Сергей Филимонов Скопин Солотча Спас-Клепики ТРЦ «Премьер» Трасса М5 УМВД Рязанской области Федор Провоторов Шаукат Ахметов ЭРА