САЛо, словесница и другие: новогодний эксперимент Vidsboku
понедельник, 7 января, 2013 - 15:27

В новогодние выходные Vidsboku собрал группу очень интересных, на взгляд редакции, граждан для того, чтобы обсудить события ушедшего 2012-го. Петр Завишо, Ольга Икрянникова, Леонид Резников и Алексей Селиванов – люди известные в широких и  узких кругах, совершенно разные, но – что для нас было главным – остроумные и способные к неожиданным оценкам. Пытался модерировать дискуссию руководитель проекта Vidsboku Константин Смирнов.

Рязанские бабы и декада ужасов

Смирнов. Давайте решим главный вопрос: как кого представить. Мне что-то более или менее понятно, Петр, только с тобой.

Петр Завишо

Завишо. Журналист.

Смирнов. Петр Завишо, журналист, телеведущий, известный, не побоюсь этого слова. Дальше. Маэстро Селиванов? Звезда рязанского рока?

Селиванов. Леша – музыкант.

Алексей Селиванов

Смирнов. Отлично. Леонид Семенович?

Резников. САЛо – социально активная личность. Если одним словом надо - общественник.

Леонид Резников

Смирнов. Ольга? Яркий представитель рекламного бизнеса?

Завишо. Надо одним словом. Оля, Ирина или Олеся, например.

Икрянникова. Словесница. Человек, который складывает слова в надежде обрести в них смысл.

Ольга Икрянникова

Резников. Музыкант, журналист, общественник и словесница. Прекрасно.

Икрянникова. Чудесно просто.

Смирнов. Задача ваша очень проста. Надо припомнить основные события ушедшего года, но не из своей личной жизни, а касающиеся всего вокруг в границах города Рязани, ну и области.

Константин Смирнов

Икрянникова. То есть углубляться дальше не надо? В скрепы вот, например, в духовные…

Смирнов. Ну, запретить мы не можем…

Селиванов. Надо было подшивочку полистать.

Смирнов. Мы подготовили такую вот подшивочку, но мы совершенно не настаиваем, что это, действительно, главные события, нас можно поправить по ходу разговора и сказать, что выборы губернатора, например, для меня, вообще, не событие. Кроме них, у нас в списке, например, уход Провоторова из Рязани.

Икрянникова. Исход.

Смирнов. Еще совершенно адовый полицейский скандал, даже два: Агошков со своим ДТП и посадка Алфосова. Такого не было ни в одном регионе.

Завишо. Это песня, вообще.

Резников. Вообще, к руководству после них по логике должны были прийти люди на букву Б, но их пропустили и сразу пришли на букву П.

Смирнов. Выборы ректора РГУ, которые, на мой взгляд, обычной жизни людей гораздо больше касаются, чем те же выборы губернатора.

Резников. А закончить предлагаю важнейшим событием, на которое никто внимания не обратил. Где-то в полянских лугах открылся совершенно диких размеров аквапарк.

Смирнов. А он открылся, что ли, уже?

Икрянникова. Резников. Да!

Смирнов. И про это писали, пардон, медиа?

Резников. Ну, как-то глухо писали, может быть, потому что ехать далеко.

Икрянникова. Наверное, денег не дали. А сейчас мы про него скажем, и все подумают, что он наш спонсор.

Смирнов. Тогда предлагаю так проблему и обозначить – аквапарк открылся, а еще не стал ничьим спонсором. Обозначить и идти дальше. У нас другая проблема. Нужна ваша помощь. Надо бы что-нибудь из сферы культу-у-уры. Нам ничего в голову не пришло.

Икрянникова. Потому что вы не изучили информационный контекст. А я изучила, рассказываю. Господин Онищенко заявил, что «мы стоим на пороге декады ужасов».

Смирнов. Это мы знаем, это как бы не совсем то.

Завишо. Она все равно будет говорить.

Икрянникова. Все то! Рязанская городская Дума перенесла на январскую сессию вопрос об объявлении года рязанских женщин.

Смирнов. Ты предлагаешь это в нашу повестку внести?

Икрянникова. Конечно!

Резников. Так, если мы уже обсуждаем, могу заявить следующее. Было бы странно, если бы Рязанская городская Дума решила объявить в Рязани год тамбовских женщин. То что женщины рязанские – это правильно. Это первое. Теперь второе. Хотелось бы знать, чем рязанские женщины отличаются от баб рязанских. Потому что есть же всем известный Никитин, который постоянно показывает кино. Вот он в кинотеатре «Октябрь» на фестивале «Окраина» показывает кино «Бабы рязанские» . То есть, если уж целый год, то хотелось бы знать, чем нынешняя рязанская женщина отличается от бабы рязанской. Положительно это время прошло для нее, отрицательно? Есть ли пожелания какие?

Завишо. Я считаю, что женщина от бабы может отличаться только в худшую сторону.

Резников. Дарью Гармаш уже не встретишь.

Завишо. Еще бы, на тракторе..

Резников. Да, когда видишь вот этих девиц на «крузаках», на «кайенах», понимаешь, что это не бабы рязанские.

Завишо. Зато когда она орать начинает на дороге, понимаешь, что внутренняя сила какая-то осталась.

Резников. На самом деле самое главное культурное событие года – это то, что дочка Панфиловой поставила спектакль в театре Драмы.

Смирнов. О! Мы же про это писали.

Резников. Причем, оказалось, что влияния мамы не было, а спектакль оказался хороший.

Смирнов. Тем более, что мама затем ушла из правительства.

Завишо. Да это самый лучший спектакль.

Селиванов. А сколько дочке?

Резников. В самом творческом возрасте.

Бассейн и скрепы

Икрянникова. Давайте по повестке.

Смирнов. Ничего-ничего, нормально скачем. Давайте про полицию, потому что это явно веселее, чем выборы. Напомню фабулу. Уходит бессменный и легендарный начальник УВД Иван Перов, на его место приходит другой человек, известный в медиа-пространстве тем, что разгонял митинги и болельщиков в Петербурге.

Завишо. Пилюгин?!!

Смирнов. Агошков. Я издалека начал просто.

Завишо. Точно.

Смирнов. Приходит Агошков, затем врезается в три машины сразу...

Завишо. Но ни в чем не виноват, естественно.

Смирнов. А его начальник ГИБДД попадается на взятке. Причем из всех источников следует, что взятка была, мягко говоря, не разовым явлением, а существовала какая-то просто дикая система многоступенчатых поборов.

Резников. Тут вот что. Если у Агошкова был большой опыт общения с противоправными демонстрантами всякими, то в Рязани ему на эту тему работы не нашлось. Демонстраций у нас немного, водочных бунтов нет, политики все известные и их тоже немного, можно одной волной всех загрести. Вот он так себя и повел, чтобы себя из Рязани изъять. Большая часть рязанцев фамилию эту не запомнило, а в далеких деревнях, если спросить кто у нас главный милиционер, вам скажут – Перов.

Смирнов. Как было года два губернаторства Ковалева, когда согласно опросам, многие думали, что губернатор - Шпак.

Резников. Интересно, что Алфосова взяли весной где-то, полгода прошло, и вдруг говорят – а вы знаете какой у него огромный дом?..

Завишо. Да, только что нашли же. В лесу. Бассейн там, спортзал, еще черте чего.

Икрянникова. То есть человек на самом деле занимался укреплением собственного здоровья, поддерживал свою физическую форму. Правильно?

Резников. Да. Был такой американский миллионер, у которого прямо за дверью был бассейн. Он миллионы свои делает-делает, потом говорит, извините, я на полчасика отойду. И в бассейн. Потом опять миллионы делает.

Селиванов. А у нас наоборот. Полчаса поработал и на неделю в запой.

Завишо. Из бассейна.

Смирнов. Вопрос – как нам вот это все оценить? Этот полицейский трэш.

Завишо. Как, вообще, оценить, что над нами стоят такие люди, которые сами, прости господи, уголовники.

Смирнов. Нет-нет, давайте сузим, про Рязань говорим. А это такая морально-нравственная проблема, которая, скажем так, свойственна всем регионам.

Икрянникова. Дефицит духовных скреп.

Резников. Стоят они, кстати, не над нами тогда уж, а за нами. Они же когда конвоируют, сзади идут. Вроде бы.

Селиванов. Руки крутят точно сзади.

Смирнов. Почему Агошков и Алфосов были именно у нас. Почему в «бандитском Петербурге» своем он не врезался в три машины, а у нас сразу. Есть карма?

Резников. Ну, разве что область наша получила когда-то репутацию во властных кругах как безголовая, куда всегда можно кого-то назначить.

Смирнов. Кланов нет каких-то устойчивых и влиятельных, градообразующих предприятий и т.п.

Хотим физически

Селиванов. А мы – это полигон такой для экспериментов или поселение для высылки?

Икрянникова. Почему сразу «полигон»? Мне больше нравится «пилотный регион». Такая площадка для «обкатки» многих основополагающих решений. Если в Рязани что-то нормально «прокатило»…

Селиванов. С рук сошло…

Икрянникова. … значит, можно распространять дальше.

Завишо. Она права.

Резников. Эксперимент я понимаю так. Вот висит на столбе объявление: «требуются мужчины 40-50 лет для медицинских экспериментов. Оплата – тысяча рублей в день. Нужно пить лекарства и лежать». То есть Рязанская область примерно такая же? А где тысяча рублей?!

Завишо. Да.

Селиванов. Да.

Смирнов. Я чувствую, сформулирован главный месседж встречи. Вспомнил такую ситуацию. Все знают эту историю с фенолформальдегидным заводом в Сасовском районе. Я там когда-то был на чем-то вроде публичных слушаний, но это были не слушания, а такой настоящий деревенский сход. И одна деревня была против завода, а другая, маленькая, за. Потому что из этой деревни туда брали на работу. Они выступали и говорили очень просто – умереть мы и так умрем, но хоть денег дадут.

Икрянникова. Подождите, ну мы же всегда стоим на границе, мы же прикрываем Москву, ну миссия у нас такая.

Селиванов. А в Московскую область не берут.

Икрянникова. От татаро-монгол прикрывали…

Селиванов. Да не было никаких татаро-монгол…

Завишо. Татаро-монголы были, были…

Резников. Мысль понятна. Но что же ни кольчужку не дают, ни денежку на пропитание, мы за идею, что ли, их прикрываем?

Икрянникова. Подождите, а как же милосердие, сострадание, взаимопомощь…

Селиванов. … камасутра. За любовь не платят.

Резников. Вот понимаете, я в таком возрасте, что больше начинаю тяготеть духовно, чем физически. Но раньше-то я больше тяготел физически. А мне сейчас говорят – вы тут физически давайте не очень-то, у вас с Москвой только духовно.

Завишо. Физически там Кавказ…

Смирнов. С Дагестаном физически, с Рязанью духовно.

Икрянникова. Вот я против того, что Рязань сама себе создает образ каких-то сирых, убогих, несчастных, которые чего-то там спиваются... А всё почему? Потому что когда собираются вместе два рязанца, рано или поздно они начинают говорить о том, как все плохо в Рязани, какие все уроды, «это вам не Москва» и т.д. и т.п. Я против такого подхода. Каждому из нас надо всего лишь осознать одну простую вещь – мы живем здесь и сейчас, вот в таком месте, в 180 км от мегаполиса, с такими вот ресурсами. Почему обязательно этот комплекс местечковой какой-то ущербности! Вот, мол, москвичи понаехали, на наших озерах ловят рыбу, стреляют наших кабанов…

Резников. Все, кто сидит здесь за столом, горды своим прекрасным городом. Даже можно выиграть в магазине поездку в Париж. Мне сейчас смс-ка про это пришла. Какие же мы сирые и убогие?

Икрянникова. Я вот ехала сейчас на нашу встречу по городу – сколько замечательных автомобилей! А сколько их у здания правительства! А там горит свет – люди работают.

Резников. И думают о нас.

Икрянникова. А может быть, думают? Выходить давайте из этой местечковости…

Провоторов и колбасники

Смирнов. Нет, еще немного местечковости. Федор Провоторов покинул Рязань. В политическом смысле, не в экономическом, не в личном, конечно.

Резников. Он поехал в Касимов доделать то, что не доделал.

Завишо. Федору Ивановичу, я так думаю, отдали просто Касимов на откуп.

Резников. Ну, начинается. Что значит - отдали? Что у нас тут великие князья и воеводы? Не надо так, товарищи. Надо по-простому – молодой сорокалетний мужик хочет показать, на что он способен.

Завишо. Точно.

Резников. Что тут в Рязани можно показать? Тут все застроено, тут ездят тетки и дядьки на больших машинах, никого ничем не удивишь. А в Касимове среди лугов, лесов, полей и рек можно показать. Ведь разве можно спокойно относиться к тому, что в Касимове конскую колбасу делают два человека всего.

Завишо. В Касимове ему принадлежит все на корню. Честно говоря, я даже не думаю, что это плохо.

Икрянникова. Происходит какая-то демонизация…

Селиванов. Очернили. Как Солженицына.

Икрянникова. Не про то. Эта персонификация – благо или зло Федор Иванович – мне лично она неприятна по одной простой причине. Вместо того, чтобы обсуждать какие-то факты, явления, причинно-следственные связи, мы все время обсуждаем какие-то персоны, конкретные личности…

Смирнов. Алексей, маэстро, ты что скажешь?

Селиванов. Я у Стаса Михайлова и Провоторова деньги не считаю.

Смирнов. В этом году закончилось уголовное дело Провоторова, как и ожидалось, в связи с истечением срока давности.

Икрянникова. А что тут обсуждать? Срок давности?

Резников. В подобных ситуациях, я думаю, претензии надо предъявлять не к Провоторову, а к тем, кто этого истечения срока дождался.

Завишо. Давайте начнем с другого. Мы ожидали другого? Что кого-то посадят?

Смирнов. Нет. Я правильно понимаю, что это такая тема, где, по общему мнению, просто нечего обсуждать? Все понятно, все очевидно…

Завишо. Ну, давайте говорить. Но все очевидно, да. Понятно было, что никого не посадят. Понятно было, что ДТП это как-то закроется. Понятно было, что у человека в Касимове будет все в порядке. Ну, разве не так сейчас? Ну и все.

Смирнов. Вопрос не в том, что оправдались прогнозы, а в том – почему так?

Икрянникова. Есть определенные законы соответствия. Подобное притягивает подобное, внешнее отражает внутреннее… Есть определенные законы, по которым работают определенные механизмы. И совершенно непонятно, почему один конкретный человек должен быть исключением из правил. Все укладывается в определенную логику.

Смирнов. Это самый известный политик Рязани.

Селиванов. Я и не знал, что он политик.

Смирнов. Это единственная фамилия политика, на которую реагируют читатели рязанского сайтов. Нет новостей, которые  читают из-за того, что в заголовке стоит фамилия губернатора, мэра, депутатов еще кого-то, а из-за Провоторова – читают. Понятно, что рейтинг отрицательный, но тем не менее. Ну, это так, к сведению.

Водорезов знал

Икрянникова. Слушайте, давайте о главном. Все-таки заканчивается год.

Резников. Високосный.

Икрянникова. Конца света не случилось!

Завишо. Селиванов. Оо! Точно. Конца Света в Рязани не случилось!

Резников. Стоп! Вы все неправы. А прав только один человек – кандидат географических наук, доцент Рязанского государственного университета Алексей Водорезов…

Продолжение следует

 

еще по теме

«Атрон» Рязань «Глобус» Рязань «Городские проекты» «Единая Россия» Рязань «Лучшие друзья» Рязань «М5 Молл» Рязань «Мещерская сторона» «Новая газета» Рязань «Сбербанк» Рязань «Северная компания» «Справедливая Россия» Рязань «Яблоко» Рязань Александр Чайка Александр Шерин Алексей Фролов Андрей Кашаев Андрей Красов Андрей Петруцкий Антон Воробьев Аркадий Фомин Арт-Лужайка Арт-лужайка Рязань Беженцы из Украины Валерий Рюмин Виктор Малюгин Виталий Артемов Виталий Ларин Владимир Мимоглядов Водоканал Рязани Выборы в Рязанской области Выборы в Рязанскую городскую Думу Выборы в Рязанскую областную Думу Дашково-Песочня Дмитрий Гудков Евгений Зызин Заборье Игорь Кочетков Игорь Морозов Игорь Путин Игорь Трубицын Игорь Туровский Игорь Яшин Ирина Кусова КПРФ Рязань Канищево Касимов Касимовская городская Дума Константиново ЛДПР Рязань Лыбедский бульвар Людмила Кибальникова Министерство печати Рязанской области Минлесхоз Рязанской области Михаил Малахов Михаил Пронин Николай Булаев Николай Пилюгин Олег Булеков Олег Ковалев Олег Шишов Ольга Мишина Ольга Чуляева Петр Пыленок Подбелка Поджоги машин Пойма трех рек Политика Рязани Поляны РГУ им. Есенина РМПТС РНПК Рязанская городская Дума Рязанский кремль Рязанский нефтезавод Рязанский район Рязанский цирк Рязань Сасово Северный обход Семен Сазонов Сергей Дудукин Сергей Ежов Сергей Сальников Сергей Филимонов Скопин Солотча Спас-Клепики ТРЦ «Премьер» Трасса М5 УМВД Рязанской области Федор Провоторов Шаукат Ахметов ЭРА